Язык кино и зритель

О кино говорят много и в самых различных аспектах. Спе­циалисты по этике устанавливают взаимозависимость кино­искусства и моральных устоев общества. Социологи изучают влияние экрана на преступность.

Психологи пытаются про­никнуть внутрь процессов, происходящих в сознании кинозри­теля. Эстетики делают акцент на воспитании красотой.

 Все они, однако, исходят в своих рассуждениях из той особенности кино, которая определяет большинство проблем, связанных со зрительским восприятием. Эта особенность — массовость кино, его связь с миллионами зрителей.

Современный кинематограф таков, что понятие «кинозри­тель» становится плеоназмом, поскольку трудно, кроме мла­денцев, назвать людей, которые не смотрят фильмов.

Разные виды искусства имеют свою публику. Есть балето­маны, есть поклонники лирических стихов, есть любители театра. Они обладают определенными знаниями, навыками восприятия тех или иных, подчас весьма сложных образов. Художники учитывают это, а также существующие у публики вкусы, наклонности, запросы. При этом господствует довольно четкая дифференциация, —и завсегдатаев органных концертов не увидишь, как правило, на джазовой программе.

Есть, однако, вид искусства, который объединяет все кате­гории зрителей. Это искусство — кинематограф (даже лите­ратура уступает ему в этом отношении).

Казалось бы, установление этого факта должно логически привести к следующей мысли: раз кинозритель — это необъят­ное людское море, весьма разнящееся в отношении возраста, знаний, образования, вкусов, наклонностей, духовных запро­сов и т. д., то нельзя говорить о кинозрителе вообще, о необ­ходимости изучать его запросы, наклонности, вкусы и т. д.

Однако уже в ранний период существования киноискусства его первые теоретики настаивали на изучении публики. Луи Деллюк в своей «Фотогении», первом исследовании художе­ственной сущности кино, писал:
«Наша кинематография очень плохо умеет избегать малень­ких ошибок, которые, однако, сильно шокируют публику.

Почему?

Потому что хозяева положения, хозяева данного часа — а часы теперь бегут быстро — не знают широкой публики.

Они не ведают, что их воспитание, как создателей и творцов, быстро продвинулось бы вперед, если бы они поняли весь смысл и значение этой жадной толпы.

Однако, я принужден думать, что это невозможно, потому что я не знаю у нас, за редкими исключениями, кинематогра­фистов, которые смогли бы усвоить себе самое главное, самое существенное, того, что представляет из себя этот зритель».

Заметьте, что Деллюк говорит о кинозрителе как о чем-то едином и в то же время: настаивает на его изучении. Он исхо­дит из верной мысли о широком демократизме киноискусства, из того, что в кино народные массы определяют пути, которыми идут художники. Деллюк в поисках аналогий с необычайным воздействием кино на зрителя вспоминает народные празднества в Испании: «Стиль испанских народных танцев,— пишет он,— трогал и волновал совершенно одинаково как уличных маль­чишек, так и маркизов старинных родов. Музыка, живопись, поэзия не могут сделать этого. Это сделает кино».

Предсказание Деллюка сбылось. С каждым десятилетием существования кино его аудитория все расширялась и расши­рялась. Если раньше были люди, которые не признавали «великого немого», игнорировали шедевры кино и считали плохим тоном признаться в том, что ходили в синематограф, то теперь эти «духовные избранники», как их иронически назы­вает Деллюк, сидят в зрительном зале кинотеатра рядом с про­стым людом.

Очевидно, в связи с этим кино сейчас фактически является единственным видом искусства, где нет сколько-нибудь замет­ного ультраформалистического течения, направления «искус­ства для искусства». А в 20-е годы, в эпоху немого кино, оно существовало. Эти были и поиски мастеров французского «Авангарда», и так называемые «абсолютные» фильмы, и край­ние формы экспрессионизма (взять хотя бы «Кабинет доктора Калигари» Роберта Вине). Современные попытки возродить сюрреализм и абстракционизм в кино не имеют фактически никакого успеха.

Зритель, приходящий сегодня в кинотеатры, не таков, каким он был десять лет назад. Об этом свидетельствует не только сравнение статистических данных, довольно аккуратно собираемых во всем мире. Об этом же свидетельствуют и сами фильмы, снимаемые сегодня не так, как раньше.

Обычно пишущие о воздействии кино на зрителя, о вос­питательной роли кино не ставят эту проблему в связь с эво­люцией киноискусства, его образной формы, его поэтики. И, напротив, исследователи кинематографической стилистики никогда не подходят к ее объяснению с позиций отношения кино и зрителя.

Это происходит не только потому, что в наших исследова­ниях редко соприкасаются эстетический и психологический аспекты, хотя именно на стыке разных наук в наше время можно делать наиболее интересные открытия. Это происходит еще и потому, что связь кино и зрителя рассматривается нами чаще всего односторонне: что киноискусство дает зрителю. Но ведь есть еще и второй аспект того же вопроса: что зритель дает киноискусству. Диалектика отношений кино и зрителя диктует необходимость рассмотрения обеих сторон этого воп­роса в совокупности.

Ан. Вартанов

 

Последние публикации


  • Жан Кокто

    Поэт, драматург, киносценарист, либреттист, режиссер, скульптор... Трудно назвать такую творческую профессию, в которой не пробовал свои силы Жан Кокто, выдающийся деятель французского искусства.
    Подробнее
  • Сезанн от XIX к XX

    О Сезанне писали много. Современники ругали, издевались, возмущались. После смерти художника оценки стали более снисходительными, а затем и восторженными.   О жизни мастера сообщалось всегда мало. И действительно, жизнь Поля Сезанна не была богата событиями. Родился он в семье с достатком. Отец и слышать не захотел о занятиях сына живописью. Поль был послушен, сначала изучал юриспруденцию, затем сел за конторку банка и начал считать. Но творчество буквально обуревало Поля.   Он и страницы гроссбуха заполнял рисунками и стихами. Там записано, например, такое его двустишие:
    Подробнее
  • Жан Франсуа Милле век XIX

    Бескрайнее вспаханное поле. Утро. Перед нами вырастает молодой великан. Он неспешно шагает, широко разбрасывая золотые зерна пшеницы. Безмятежно дышит земля, влажная от росы. Это мир Жана Франсуа Милле...
    Подробнее

Популярное


| Карта сайта |