"Миф" Марлен Дитрих

Родилась Марлен в семье прусского офицера Луиса Дитриха 27 декабря 1901 гола. Она носила фамилию отчима до восемнадцати лет; Мария Магдалена фон Лош исчезла в день, когда девушка приняла решение поступить на сцену.

Мать девушки охватывал ужас, аристократическая фамилия ее мужа будет на театральных афишах, и когда Макс Рейнхардт спросил новую ученицу, как ее звать, то в ответ услышал: Марлен Дитрих. Об этом имени Жан Кокто говорил: "Оно начинается, как любовная ласка, а заканчивается ударом хлыста".


Но это все придет гораздо позже: ореол необыкновенной женщины, дружба с великими, успех. Первые десять лет и на экране, и на сцене были тяжелыми и продвижение вперед небыстрым: к 1930 году она снялась в тринадцати фильмах, а главную роль она получила только в трех последних.


Слава Марлен Дитрих имеет точную дату рождения. Это 1 апреля 1930 года, тогда в Берлине прошла премьера фильма режиссера Джозефа фон Штернберга "Голубой ангел".


Это был первый немецкий звуковой фильм и первый "говорящий" - известного актера Эмиля Яннингса.


Премьера этого фильма стала триумфом для Марлен Дитрих.


Штернберг в своей автобиографической книге писал о том, как искал в Берлине в 1929 году актрису на роль Лолы-Лолы. Режиссер сам до конца не понимал, какой она должна быть, пока не увидел Марлен Дитрих в спектакле "Два галстука" Макса Рейнхардта. Сразу после спектакля состоялась проба. Режиссер вспоминал: "Я пропустил ее сквозь тигель своей концепции. Она тут же словила суть моих указаний и с легкостью вошла в образ. Это было живое лицо..."


Лола-Лола стоит на маленькой сцене в дешевом кабаре, в духоте табачного дыма, среди реквизита, - в слишком коротком платье, показывая обтянутые шелковыми чулочками "провокационные" ноги, в цилиндре, сдвинутом набок. Поет Лола-Лола о том, что "с головы до ног создана для любви", и очень скоро эта ее песня будет звучать по всей Германии, а в Париже под названием "Голубой ангел" будет открыто кафе.


Дитрих в этом фильме создала образ, который выходит за рамки "роковой губительницы". Ее маленькая, миленькая Лола-Лола стал образом большой социально-психологической емкости.


Но уже в 1933 году Марлен Дитрих в Германии не было. После картины "Голубой ангел" она начала сниматься в следующем фильме Штернберга, "Марокко". "Африканская пустыня" была расположена в Калифорнии: с этого времени судьба Дитрих на долгие годы связана с Голливудом. Она работала первые шесть лет на "Парамаунт" и только со Штернбергом, позволив себе сняться у другого режиссера лишь однажды - в "Песни песней" Рубена Мамуляна.


Дитрих приехала в Голливуд в то время, когда там звезды-иностранки вошли в моду. Грустно-романтическая Грета Гарбо царила на студии "Метро-Голдвин-Майер". Марлен Дитрих планировали сделать звездой студии "Парамаунт".


Еще в 1925 году в Германии эти актрисы пересеклись на съемках "Безрадостного переулка". Гарбо в фильме играла главную роль, а Дитрих засветилась в маленьком эпизоде. В 1929 году, какой-то журналист разместил в "Берлинер иллюстрирте" интересный монтаж: женское лицо из двух половинок - одна Марлен Дитрих, другая - Грета Гарбо. Только, когда это соревнование стало реальностью, все увидели грубость склейки: не стала Дитрих "новой Гарбо" или "второй Гарбо". Она стала Марлен Дитрих: другой экранный образ с иной природой успеха.


Создавался этот образ в фильмах Штернберга и по его концепции. От фильма к фильму, от персонажа к персонажу, чтобы потом оторваться от экрана и получить самостоятельную жизнь.


За пять лет было снято семь картин. Поменялась внешность актрисы. Ходили слухи, что Дитрих села на строгую диету по приказу Штернберга. В фильме "Морокко" можно увидеть совсем другое лицо: впалые щеки и выдающиеся скулы, тонкие, высоко поднятые брови, из-под опущенных век загадочно мерцающие глаза, полураскрытые губы. Из образа Марлен исчезли все социальные и национальные приметы. Появилась "женщина ниоткуда", с туманным прошлым, в котором просвечивает какой-то горький опыт, с будущим, которое внушает страх и с авантюрным настоящим.


Ее героиня в "Марокко", французская певичка, в начале фильма кажется непрочь выбраться из ничтожества, при помощи выгодного брака. А в последних кадрах - она бежит за обаятельным и беспутным солдатом, которого полюбила, по раскаленному песку пустыни.


Героини Марлен Дитрих не были добродетельны, но они не были и порочными, они почти всегда оказывались жертвами обстоятельств. Своего апогея этот мотив достигает в "Белокурой Венере", героиня у богатого любовника берет деньги, чтобы обеспечивать лечение тяжелобольного мужа, а после идет на панель, при этом остается любящей матерью.


Дитрих пережила многих экранных "фатальных женщин", т. к. не была "вамп". Чувственность уступила место абстрагированному эротическому началу. Призыв адресовался всему сущему, без различия возраста и пола, даже неодушевленным предметам. Мечта, которая принадлежала всем и никому.


То, что раньше вызывало восторг, потом снисходительное одобрение, в конце перестало нравиться. Об эмоциональной неподвижности Дитрих заговорили после фильма "Алая императрица". Загадочность, которая в ней привлекала раньше, начала вызывать насмешки.


Конечно, в этом есть доля истины. Но признавать ее не хочется. Сегодня мы смеемся над глупыми мелодраматическими ситуациями, над старомодной "фатальностью" - и никогда над Марлен. От тлена лет ее уберегла блистательная художественная интуиция. Она не сливалась со своими персонажами, а сохраняла дистанцию. Что когда-то казалось эмоциональной неподвижностью, сегодня называют иронической отстраненностью. Ироничность и легкость, которые характерны для стиля Марлен ярче всего проявились в картине "Желание" Фрэнка Борзеджа (1936), где актриса играла аферистку, которую "перевоспитал" честный инженер (Гэри Купер).


Важным рубежом в судьбе Марлен стал вестерн "Дестри снова в седле" (1939). В нем она доказала, что ее актерские возможности выходят за пределы стереотипа, который сложился во времена Штернберга. Теперь она будет сниматься не только в мелодрамах, но и в детективах, вестернах, комедиях, и завершит кинокарьеру ролью в картине Стенли Крамера "Нюрнбергский процесс".


Дитрих говорила: "В кино у меня не было выбора". Предлагали очень много ролей, но работа в Голливуде это плавание среди стереотипов. Но ей удавалось играть - у Фрица Ланга, Билли Уайльдера, Рене Клера.


Драматическое дарование Марлен Дитрих проявилось в двух ее поздних Работах: "Свидетель обвинения" Билли Уайльдера и "Нюрнбергский процесс" Стенли Крамера.


В "Свидетеле обвинения" Дитрих показала три характера: ее Кристина Воул меняется, она то слепо любящая женщина, преданная до самозабвения, то достойный партнер в трудной "шахматной партии" со следователем сэром Вильфридом, то дешевая лондонская проститутка, которая стремится за чужие письма получить побольше денег. Это перевоплощение было виртуозным и чуть-чуть театральным.


В "Нюрнбергском процессе" Дитрих поражает лаконичной, "документальной" манерой игры. Ее героиня фрау Берхольд, жена казненного фашистского генерала, никак не может поверить в вину мужа, в вину своей родины, в свою вину. Тревога и боль чувствуется за ее сдержанностью.


"Миф" Дитрих родился в 30-е года, это был отзвук ее кинообраза "роковой женщины". Но настоящий характер Марлен с этим мифом не имеет ничего общего. Ближе всего к ее характеру был образ фрау Берхольд, аристократичность, интеллигентность, сдержанность и внутренняя чуткость.


Билли Уайльдер, который не раз работал с Дитрих, писал: "Для меня она не вамп, а что-то вроде сестры милосердия. Эта женщина умеет делать все: она всегда держится молодцом, вовремя сумеет найти врача, если ты внезапно заболел, прекрасно готовит. И, конечно, она очень умна".


Незабываемый голос, незабываемое лицо... Марлен Дитрих - символ женщины, к которой стремятся.

 

Последние публикации


  • Жан Кокто

    Поэт, драматург, киносценарист, либреттист, режиссер, скульптор... Трудно назвать такую творческую профессию, в которой не пробовал свои силы Жан Кокто, выдающийся деятель французского искусства.
    Подробнее
  • Сезанн от XIX к XX

    О Сезанне писали много. Современники ругали, издевались, возмущались. После смерти художника оценки стали более снисходительными, а затем и восторженными.   О жизни мастера сообщалось всегда мало. И действительно, жизнь Поля Сезанна не была богата событиями. Родился он в семье с достатком. Отец и слышать не захотел о занятиях сына живописью. Поль был послушен, сначала изучал юриспруденцию, затем сел за конторку банка и начал считать. Но творчество буквально обуревало Поля.   Он и страницы гроссбуха заполнял рисунками и стихами. Там записано, например, такое его двустишие:
    Подробнее
  • Жан Франсуа Милле век XIX

    Бескрайнее вспаханное поле. Утро. Перед нами вырастает молодой великан. Он неспешно шагает, широко разбрасывая золотые зерна пшеницы. Безмятежно дышит земля, влажная от росы. Это мир Жана Франсуа Милле...
    Подробнее

Популярное


| Карта сайта | Контакты |