В поисках клада Искандера

Лет 150 назад в азербайджанском городе Шемаха появились невероятные слухи о находках, обнаруженных во время раскопок недалеко от этого старинного города. Ссылаясь на очевидцев, передавали друг другу рассказы о подземелье, в котором за столом с раскрытой книгой сидел человек, державший в правой руке гусиное перо...

 

Молва, украсив столь яркими подробностями найденный в одном из склепов местной знати скелет, пошла еще дальше. Говорили, что в этом подземелье скрыл свой архив не кто иной, как сам Александр Македонский — известный на Востоке под именем Искандер, — и оставил при нем заживо погребенного секретаря.

 

Многие сказочные чудеса приписывает народное воображение великому полководцу. И все же... архив Македонца в Азербайджане? Ведь истории хорошо известно, что его войска никогда в Закавказье не были. Однако предания и легенды не всегда согласны с историей... Еще на рубеже XIII века ими воспользовался великий азербайджанский поэт Низами: Искандер становится героем его поэмы «Искандер-наме», и именно на родине поэта, в Азербайджане, македонский полководец совершает свои главные воинские подвиги.

 

Быть может, поэма Низами, основанная на народных легендах, и сама способствовала их долговечности. Ведь до сих пор живут в народе старинные предания о том, что Искандер закопал в Азербайджане свои несметные богатства. Легенда рассказывает, как войска Македонца, возвращаясь из Индии, подошли к восточному берегу Каспийского моря. Искандер приказал построить корабли и переправился на них в Азербайджан. И тут, вблизи Шемахи — то ли из-за столкновения с врагами, то ли из-за бунта в собственном войске, — ему пришлось расстаться со своими сокровищами.

 

Рассказы о поисках этого клада, состоявшего из множества золотых и серебряных украшений, драгоценных камней, а также «истукана» — фигуры всадника, отлитой из чистого золота, расцвечивались фантастическими подробностями. Клад будто бы сторожили огромные змеи. Некоторым людям удавалось уговорить этих чудовищ, и те приносили им золото, но затем, разгневанные человеческой алчностью, навсегда скрылись вместе с кладом и даже уничтожали целые деревни.

 

Именно такая участь якобы постигла когда-то Калаханы — старинное селение, расположенное километрах в десяти от Шемахи и в действительности разрушенное землетрясением.

 

О чем только не рассказывают легенды! Но вот сравнительно недавно, в 1924 году, в Азербайджанский археологический комитет в Баку обратилось несколько человек. Они предложили начать поиски клада Александра Македонского, утверждая, что знают место, где он зарыт, и ссылались при этом на некий старинный план, выполненный на пергаменте и похищенный из личной канцелярии турецкого султана. Выкрал его оттуда в прошлом веке один ловкий грек, служивший у султана архивариусом. Сам он, однако, по незнанию, этим планом не смог воспользоваться, но решил обучить археологии своего сына. Посвятив его впоследствии в свою тайну, передал ему план и поручил разыскать клад.

 

Сын-археолог приехал в Шемаху и снял комнату у местного кузнеца. По утрам он брал ружье и, сказав, что идет поохотиться, целыми днями пропадал в горах. Иногда брал с собой и хозяина. Присмотревшись к нему и поняв, что в одиночку ему с трудным делом не справиться, археолог открыл кузнецу свои истинные намерения и предложил действовать сообща. Вскоре им удалось найти помеченные на плане большие камни, а затем и плиту, закрывавшую вход в подвал. Но в тот момент, когда сообщники готовились отодвинуть плиту, археолог неожиданно передумал. Он испугался, что их легко могут выследить и убить, и предложил немедленно отправиться в Тифлис. Там кладоискатели рассчитывали получить разрешение на добычу серебра, чтобы затем уже спокойно извлекать сокровища, паковать их и отправлять на родину археолога, в Грецию.

 

Но в Тифлисе грек неожиданно исчез. Три года напрасно ждал его кузнец и только перед смертью открылся двум своим знакомым. Но и те не сумели извлечь клад из земли и передали свой секрет младшему поколению. Время шло, но мысль о сокровищах не покидала тех, кто был посвящен в эту тайну. В начале нашего века несколько человек обратились за содействием в Кавказский музей в Тифлисе. Для проверки полученных сведений музей снарядил в 1913 году небольшую экспедицию. Начавшаяся первая мировая война прервала все работы.

 

Кладоискатели, однако, от своих планов не отказались. Азербайджанский археологический комитет, к помощи которого они прибегли, направил весной 1925 года в Шемаху комиссию. Вместе с ней поехал один из кладоискателей. Члены комиссии, прибыв в Калаханы, тщательно обследовали окрестности селения и заложили пробные траншеи рядом с одним очень древним минеральным источником — именно с ним почему-то связывали местные жители предания о кладе Искандера. Археологи долго копали землю, пока их лопаты не застучали о камень. Рядом с большой плитой оказалось еще несколько плит неправильной формы. Археологи подняли плиты и увидели под ними скромное захоронение, где покоился почти полностью истлевший труп.

 

На близлежащем холме, куда археологи перенесли работы, они довольно скоро наткнулись на остатки стен какой-то постройки. Солнце уже село, быстро сгустились сумерки. Оставив на раскопе сторожей, все отправились спать. Когда на другое утро вскрыли плиты пола, под ними обнаружили комнату, за ней другую. Осторожно спустившись вниз, археологи осмотрели подземные помещения. Очевидно, здесь уже успели побывать грабители: кроме разбросанных в беспорядке костей и черепов на полу удалось найти всего несколько монет. Они-то и помогли определить время постройки мавзолея: конец XVII — начало XVIII века, значит, на двадцать столетий позднее времени правления великого полководца. Удалось узнать и то, когда мавзолей был разграблен. Вероятно, это произошло в 60-е годы прошлого века, если судить по оброненной там же копейке 1862 года. Местные жители слышали, конечно, о том, что из мавзолея были унесены какие-то ценные вещи, и решили, что речь идет именно о сокровищах Искандера.

 

Но почему же молчал пергаментный план? Да потому, что рассказ о нем оказался очередной легендой, — план этот попросту не существовал...

 

На том и закончились поиски клада Александра Македонского.

 

Г. Матвеева 

 

 

Последние публикации


  • Жан Кокто

    Поэт, драматург, киносценарист, либреттист, режиссер, скульптор... Трудно назвать такую творческую профессию, в которой не пробовал свои силы Жан Кокто, выдающийся деятель французского искусства.
    Подробнее
  • Сезанн от XIX к XX

    О Сезанне писали много. Современники ругали, издевались, возмущались. После смерти художника оценки стали более снисходительными, а затем и восторженными.   О жизни мастера сообщалось всегда мало. И действительно, жизнь Поля Сезанна не была богата событиями. Родился он в семье с достатком. Отец и слышать не захотел о занятиях сына живописью. Поль был послушен, сначала изучал юриспруденцию, затем сел за конторку банка и начал считать. Но творчество буквально обуревало Поля.   Он и страницы гроссбуха заполнял рисунками и стихами. Там записано, например, такое его двустишие:
    Подробнее
  • Жан Франсуа Милле век XIX

    Бескрайнее вспаханное поле. Утро. Перед нами вырастает молодой великан. Он неспешно шагает, широко разбрасывая золотые зерна пшеницы. Безмятежно дышит земля, влажная от росы. Это мир Жана Франсуа Милле...   Пытаемся догнать Сеятеля, но он уходит вперед. Мгновение - и мы бредем по тенистому, прохладному лесу. Прислушиваемся к разговору деревьев, треску хвороста, перестуку деревянных сабо... И снова мы в поле. Скирды, скирды. Жатва. Задыхаемся от жары, обливаемся потом, собирая колоски вместе с суровыми крестьянками, бронзовыми от загара.
    Подробнее

Популярное


  • Великий немой.

    Так называли кино, когда не было еще изобретена аппаратура для озвучивания фильмов. Ленты выпускались тогда в прокат беззвучными, без привычной нам звуковой дорожки, что змеится рядом с кадрами. Но на самом деле беззвучным кино никогда не было. Уже первые киноролики, отснятые изобретателями кино братьями Люмьерами, сопровождались во время показа игрой на фортепиано. И за все время, пока существовал немой кинематограф, без музыкальной иллюстрации не обходился ни один сеанс. Музыка всегда была душой немого фильма. Она одухотворяла тени на экране, безмолвно кричащие, бесшумно передвигающие, беззвучно целующиеся...
    Подробнее
  • Развитие стиля модерн в русской архитектуре конца 19 - начала 20 века.

    Стиль "модерн" возник в европейской архитектуре в последнем десятилетии 19 века как протест против использования в искусстве приемов и форм стилей прошлого. Зародился этот стиль в сфере художественной промышленности и был связан с попыткой создания новых художественных форм, осуществляемых промышленным способом. В Бельгии, Австрии и Германии появляются механизированные мастерские, предназначенные для выполнения предметов мебели и быта по эскизам художников. Из сферы прикладного искусства модерн вскоре распространяется на архитектуру и изобразительное искусство.
    Подробнее
  • «Золотой век» русского романса

    XIX век по праву считают «золотым веком» русского романса. Русский романс — действительно явление удивительное, неповторимое в своей прелести, силе чувства, искренности. Сколько красоты и правды в русском романсе! Какая глубина переживания! Одним из самых замечательных и богатых жанров русской музыки является романс, завоевавший наряду с оперой особую популярность в народе. Не только произведения великих мастеров — Глинки, Даргомыжского, Чайковского, Римского-Корсакова, Бородина, Рахманинова, — но и более скромные по своему значению произведения Алябьева, Варламова, Гурилева и других авторов песен и романсов до сих пор звучат в программах певцов, пользуясь неослабевающей любовью слушателей.
    Подробнее
| Карта сайта | Контакты |