Скульптурный портрет в творчестве Айме Куулбуш

А КуулбушЕсли попытаться определить основные качества скульптурных порт­ретов Айме Куулбуш, то ими, несомненно, окажутся высокая духов­ность, строгая гармония, классическая ясность, стремление к вопло­щению идеального образа нашего современника.

 

Поражает то, что художница в своих высказываниях категорически отрицает такую оценку ее портретного творчества. Действительно, в своих жанровых работах Куулбуш явно тяготеет к гротеску, к ост­рохарактерному, примыкая к тому направлению в современной эстон­ской скульптуре, которое представляют Юло Ыун и Маре Микоф.

 

Тем не менее сопоставление портретного искусства этих художников с работами Айме Куулбуш не дает права на прямые аналогии. Что их объединяет? Прежде всего поразительное умение увидеть в людях какую-то одну определяющую черту характера, довести ее в пласти­ческой характеристике модели порой до гротеска, до карикатуры, как это делает Ыун в раскрашенных гипсовых бюстах режиссера Микка Микивера и фотографа Эльмара Кестера.

 

 Маре Микоф также явно тяготеет к иронии, иногда добродушной, иногда злой. В ее большеформатных портретных головах за внеш­ней представительностью, даже монументальностью скрывается же­лание срывать маски, обнажать скрытую за респектабельностью истинную сущность того или иного человека. Этого она добивается какой-то намеренно подчеркнутой округленностью форм; золотисто рефлектирующая поверхность бронзы придает головам что-то пош­лое, гладкое, блестящее, претенциозно-напыщенное. Внешне все вы­глядит «благопристойно» — иронический взгляд скульптора раскры­вается только внимательному зрителю. Микоф в чем-то симпатизи­рует своим моделям, но одновременно смеется над их желанием казаться иными, не такими, каковы они на самом деле.

 

В какой-то степени все это есть в портретах Айме Куулбуш. Она как-никак представитель поколения, которое непредвзято, строго вглядывается в своего современника. Если позволить себе несколько рискованное обобщение, то в творчестве молодых, которых мы на­зываем «поколением семидесятых», есть стремление к некой холод­ной, внешне бесстрастной фиксации примет сегодняшнего дня, за которой скрывается неприятие стандартизации быта, запрограммированных стереотипов поведения в урбанизоваиной, технизированной среде. Так, наши молодые писатели при внешне бесстрастной мане­ре изложения часто прибегают к гротеску и иронии, а живописцы и графики — к приемам гиперреализма.

 

Юта Лехисте 1972 БронзаВ жанровых скульптурах Айме Куулбуш («Гомункул», шамот, 1974; «Сидящий», шамот, 1977; «Стоящий», шамот, 1978) элементы гро­теска несомненно присутствуют, а в портретном творчестве они от­ступают перед желанием художницы создать возвышенный, благо­родный образ своих сверстников, людей искусства. Ее модели — мо­лодой актер и поэт Юхан Вийдинг, балерина Юта Лехисте, живо­писцы Айли Винт и Малле Лейс. Что роднит ее портреты с работами художников ее поколения? Вероятно, преобладание, хотя и не гос­подство в портретах Айме Куулбуш одной четко выявленной черты характера, причем эта черта раскрывает в модели то, что выражает сущность творческой индивидуальности самой художницы. Как го­ворит Куулбуш, она хочет увидеть свои модели так, как они сами себя видят. Сопоставляя ее портреты, начинаешь понимать, что всех их объединяет одно качество, выраженное с предельной ясностью: все эти молодые люди фанатически преданы искусству, им присущи некий максимализм, романтическая мечта о совершенстве.

 

В картинах Малле Лейс, тщательно выписанных, молодые женщины с широко раскрытыми испуганными глазами на фоне ярких ядови­тых цветов не воспринимаются в контексте гиперреалистической холодно-бесстрастной фиксации действительности. В них ощущается мечта о какой-то абсолютной красоте, несбыточной и одновременно манящей. Морские пейзажи Айли Винт, пожалуй, слишком красивы, они часто бывают на грани кича, но и в них также чувствуется ро­мантическая мечта.

 

Играя Гамлета и Пер Гюнта, Юхан Вийдинг подчеркивает в своих героях одновременно и какую-то беззащитность перед жестоким ми­ром, и некое ироническое превосходство, внутреннюю силу, скрыва­ющуюся за внешней хрупкостью. А главное — в них чувствуется меч­та о возвышенном, гармоничном человеке, сущность которого уга­дывается за гротескными ужимками актера. Юта Лехисте в танце создает образы исступленных, отдающихся своей страсти женщин.

 

В ее танце есть какое-то неистовство, но оно подчинено железному расчету умного высокоинтеллигентного актера. Лехисте — скорее танцовщица интеллектуального склада.

Столь подробный рассказ о моделях Айме Куулбуш необходим, так как в том, как скульптор выявляет в образах своих современников некие общие для поколения черты, наглядно раскрывается ее твор­ческая концепция. Можно согласиться с самооценкой художницы, подчеркивающей наличие в своих портретах оттенка иронии, в том, что в ее портретах всегда присутствует элемент определенного пре­увеличения: Малле Лейс слишком восторженна, Юта Лехисте слиш­ком целеустремленна, Юхан Вийдинг слишком утончен. Но это толь­ко нюанс в многогранной, богатой оттенками характеристике модели.

 

Айме Куулбуш обладает особым даром находить неповторимые пла­стические приемы для раскрытия сущности человека. Пожалуй, наи­более рельефно особенность ее таланта выявилась в портрете Юха- на Вийдинга (бронза, 1976). Подчеркнуто фронтальный портрет обнаженного по пояс юноши дает художнице возможность запечат­леть хрупкую, немного угловатую, но тем не менее гармоничную и изящную фигуру актера, его нервное, трепетное лицо со строгим, внимательным, устремленным вдаль взглядом. Портрет по-своему классически-сдержан, но в нем ощущаются внутренняя насторожен­ность, наэлектризованность сложной, легкоранимой натуры, что придает образу современное звучание.

 

Удивительно красив чуть-чуть холодноватый золотистый тон бронзы, спокойная, приглаженная, слегка стилизованная лепка равномерно распределяет свет.

 

Айме Куулбуш умеет выявить выразительные возможности бронзы. Очаровательный портрет девочки «Пирет» (бронза, 1973) отличает какой-то особенно глубокий тон бронзы, червонно-золотистый цвет лица контрастирует с зеленоватой темной патиной сочно вылеплен­ной шапки волос. Какое-то таинственное мерцание придает голове романтичность.

 

Если поставить в один ряд бронзовые портреты художницы, то мы увидим одухотворенную устремленную вперед голову Юты Лехисте (1972), немного педантичную, классически строгую «Аду» (1979), восторженных Айли Винт (1977) и Малле Лейс (1979). В этих рабо­тах ощущается связь с многовековой традицией мировой скульп­туры. Есть здесь нечто от улыбающихся кор афинского Акрополя, от изящных женских портретов раннего Возрождения, от портрет­ных голов классиков эстонской скульптуры Яана Коорта и Ферди Саннамеэса. От Коорта идет глубочайшее уважение к материалу, к плотной компактной лепке, от Саннамеэса — острота и убедитель­ность портретной характеристики.

 

Есть одно ценное качество в портретных работах Айме Куулбуш: они современны, но в них нет внешне эффектных, рискованных прие­мов композиции или лепки. Поэтому ее произведения как-то орга­нически вписываются в богатую традицию эстонского портретного искусства.

 

Художник долго вынашивает свои замыслы. В галерее портретов, созданной Айме Куулбуш, кроме названных, есть пара мужских об­разов— головы скульптора Антса Мёльдера (1978) и математика Антса Роозе (1978), и, пожалуй, это почти все. Среди портретных работ Айме Куулбуш нет случайных, проходных, их отличают без­упречное чувство стиля, изысканный вкус, зрелое мастерство.

 

О. Генс

 

Последние публикации


  • Жан Кокто

    Поэт, драматург, киносценарист, либреттист, режиссер, скульптор... Трудно назвать такую творческую профессию, в которой не пробовал свои силы Жан Кокто, выдающийся деятель французского искусства.
    Подробнее
  • Сезанн от XIX к XX

    О Сезанне писали много. Современники ругали, издевались, возмущались. После смерти художника оценки стали более снисходительными, а затем и восторженными.   О жизни мастера сообщалось всегда мало. И действительно, жизнь Поля Сезанна не была богата событиями. Родился он в семье с достатком. Отец и слышать не захотел о занятиях сына живописью. Поль был послушен, сначала изучал юриспруденцию, затем сел за конторку банка и начал считать. Но творчество буквально обуревало Поля.   Он и страницы гроссбуха заполнял рисунками и стихами. Там записано, например, такое его двустишие:
    Подробнее
  • Жан Франсуа Милле век XIX

    Бескрайнее вспаханное поле. Утро. Перед нами вырастает молодой великан. Он неспешно шагает, широко разбрасывая золотые зерна пшеницы. Безмятежно дышит земля, влажная от росы. Это мир Жана Франсуа Милле...   Пытаемся догнать Сеятеля, но он уходит вперед. Мгновение - и мы бредем по тенистому, прохладному лесу. Прислушиваемся к разговору деревьев, треску хвороста, перестуку деревянных сабо... И снова мы в поле. Скирды, скирды. Жатва. Задыхаемся от жары, обливаемся потом, собирая колоски вместе с суровыми крестьянками, бронзовыми от загара.
    Подробнее

Популярное


  • Великий немой.

    Так называли кино, когда не было еще изобретена аппаратура для озвучивания фильмов. Ленты выпускались тогда в прокат беззвучными, без привычной нам звуковой дорожки, что змеится рядом с кадрами. Но на самом деле беззвучным кино никогда не было. Уже первые киноролики, отснятые изобретателями кино братьями Люмьерами, сопровождались во время показа игрой на фортепиано. И за все время, пока существовал немой кинематограф, без музыкальной иллюстрации не обходился ни один сеанс. Музыка всегда была душой немого фильма. Она одухотворяла тени на экране, безмолвно кричащие, бесшумно передвигающие, беззвучно целующиеся...
    Подробнее
  • Развитие стиля модерн в русской архитектуре конца 19 - начала 20 века.

    Стиль "модерн" возник в европейской архитектуре в последнем десятилетии 19 века как протест против использования в искусстве приемов и форм стилей прошлого. Зародился этот стиль в сфере художественной промышленности и был связан с попыткой создания новых художественных форм, осуществляемых промышленным способом. В Бельгии, Австрии и Германии появляются механизированные мастерские, предназначенные для выполнения предметов мебели и быта по эскизам художников. Из сферы прикладного искусства модерн вскоре распространяется на архитектуру и изобразительное искусство.
    Подробнее
  • «Золотой век» русского романса

    XIX век по праву считают «золотым веком» русского романса. Русский романс — действительно явление удивительное, неповторимое в своей прелести, силе чувства, искренности. Сколько красоты и правды в русском романсе! Какая глубина переживания! Одним из самых замечательных и богатых жанров русской музыки является романс, завоевавший наряду с оперой особую популярность в народе. Не только произведения великих мастеров — Глинки, Даргомыжского, Чайковского, Римского-Корсакова, Бородина, Рахманинова, — но и более скромные по своему значению произведения Алябьева, Варламова, Гурилева и других авторов песен и романсов до сих пор звучат в программах певцов, пользуясь неослабевающей любовью слушателей.
    Подробнее
| Карта сайта | Контакты |