Новые тенденции в области формообразования.

В авторских произведениях декоративного искусства в последние годы можно наблюдать появление нескольких интересных тенденций в области формообразования. Одна из них: поставленный в интерьер или во внешнее архитектурное пространство объем из керамики, стекла или металла выглядит как конструкция, родственная архитектуре, созданная как бы по аналогии с ней. Таковы произведения 1972 - 1973 годов, принадлежащие рижским керамистам С. Шмидкене и Л. Лукшо, показанные на последней выставке искусства республик Прибалтики в Москве в 1973 году. Четкие, выглядящие как модели архитектурных элементов, имитирующие в керамике высокого обжига белый камень, эти композиции вместе с тем по-своему чрезвычайно пластичны, в них есть отзвук сезанновских поисков первооснов строения зримого мира. В области декоративного стекла можно привести в качестве примера удачной разработки "архитектурной" темы декоративную стенку "Единение" В. Шевченко (1972), составленную из разноцветных штофов. Один из ведущих принципов современной архитектуры - ее сборность и вариантность, способность бесконечного наращивания однотипных элементов в пространстве и изменение зрительного впечатления в зависимости от этого наращивания - в данной работе как бы повернут на предметное творчество, воплощен в декоративной композиции из повторяемых стеклянных предметов. Но архитектурная подоснова предметного творчества в настоящий момент осознается художниками не только в аспекте прямого родства, сходства или аналогий. Можно наблюдать и иное. Конструктивно-предметная суть произведения нередко перестает обнаруживать себя прямо, она уходит в глубину пластики. Предмет оборачивается скульптурой, живописью или сложным симбиозом жанров.Архитектоническая определенность его формы тушуется, он является нам в виде изобразительной, читаемой, как сцена, композиции. Как античная кора, легко встававшая вместо колонны и олицетворявшая не только саму мраморную колонну, но и то живое дерево, которое таилось в генезисе формы строительной опоры, так и блюда, кувшины, чаши последних двух лет "прорастают людьми, действующими в свободном пространстве изображенных интерьеров, наполняются надписями, пейзажами, натюрмортами, включают нередко автопортрет и изображения близких. Настенное блюдо включает в себя перспективу улицы (вспомним три круто вогнутых блюда "Ленинград" Е. Лукиной с перспективами Ленинграда), становится подкупольным пространством цирка или пространства водоема (таковы шамотные блюда Т. Ган 1972 -1973 гг.); они "прорастают" предметами живого окружения мастерской, на них располагаются скульптурки с изображениями людей (блюда Л. Сочинской, В Малолетков, М. Дедовой-Дзядушинской и др.).


Изобразительное начало, вторгнувшееся в самую плоть предметов, сегодня проявляется очень разнообразно. Конечно, всегда остается и привычный вариант трактовки предмета в виде фигуры человека или животного, вариант имеющий за собой огромный опыт народной пластической традиции (здесь можно вспомнить и мексиканскую керамику, и сосуды-звери славянских народов, и сосуды, изображающие людей с разинутым ртом или раскрытым чревом, - все они так или иначе восходят к ритуальным или раблезианским образам). Остается в современной практике и имеющий огромную историческую глубину разработанности вариант наложения живописного или скульптурного декора на конкретную предметную форму. Но появляются и совершенно новые варианты изобразительности. Зримый мир не просто располагается на предмете. Скульптура, живопись, приемы, свойственные панораме, эффекты оформления сценического пространства врываются в предметное творчество, складываясь в определенное содружество на предметной основе. А иногда декоративный предмет становится олицетворением жанра изобразительного искусства, в частности натюрморта. Таковы стеклянные вазы со стеклянными цветами Г. Антоновой (1973 - 1974).


Разумеется, уникальный предмет декоративного искусства, сформированный подобным образом, уже очень далек от своего узкоутилитарного назначения. Не быт он обслуживает, но выполняет иную, не менее важную задачу декоративного искусства - задачу обогащения архитектурного пространства, его эмоционально-образного осмысления. Он берет на себя задачу сближения изобразительного начала с архитектурой, их новой связи с предметным миром и с пространством. Короче - задачу по-новому понятого синтеза.


Следующий шаг в развитии этой тенденции - еще большее отстранение от утилитарности. Декоративный керамический пласт заменяет блюдо: как арена сложного, скульптурно-живописного действия он оказывается более отзывчивым, предоставляет свободу в трактовке края керамической "рампы", действие нередко выплескивается за его пределы. Свободная декоративная пластика замещает вазу или чашу, она организовывается в зависимости от изобразительной задачи и реагирует на внешнее пространство всеми своими частицами.


Определенность предмета - чаши, вазы, блюда создавала его изолированность, он контрастировал с внешним миром и заставлял пространство "вертеться" вокруг себя. Декоративный керамический пласт и свободная пластическая композиция "всасывают" в себя пространство. Здесь достаточно вспомнить работы керамистов московской школы, в частности, последние произведения И. Афанасьевой, В. Космачева, В. Петрова.


Эта тенденция имеет и другую, чрезвычайно многозначительную ипостась как в керамике, так и в стекле и гобелене, особенно среди мастеров Прибалтики. Если в работах молодых московских керамистов есть своеобразная ориентация на мир искусства - живописи, скульптурного рельефа, панорамы, театра, то здесь обнаруживается связь с природными формами валунов, обнажившихся каменных пород, древесной коры, раковин, коралловых рифов. Неизобразительная, организованная предметно или свободно, пластическая форма наполняется динамикой мира природы. Метафора, заложенная в таком произведении, прочитывается путем легко возникающих в памяти ассоциаций от природных освещений, форм, фактур, они как бы овеяны ландшафтом страны, где их создал художник. Великолепные примеры этого направления - шамотные "Раковины" (1971 - 1973) Л. Шульгайте, получившие приз на выставке в Фаэнце, работы Г. Круглова, особенно последние его вазы с аметистовыми кристаллами на дне (1972 - 1973), все творчество в области сульфид-цинкового стекла В. Шевченко, его работы в новом здании МХАТа в Москве, декоративная стекольная пластика "Весна" С. Бескинской (1972), большой витраж В. Муратова "Венеция" (1972).


Все перечисленные нами пути, поиски и находки современных мастеров декоративного искусства преследуют одну цель - овладение пространством, создание нового содружества искусств.


Освобождая авторское произведение, выполненное в стекле, керамике, декоративном текстиле, от узкоутилитарных качеств, художники утверждают их в новых свойствах. Сюжетно-тематическое богатство, свежесть пластической формы, объединение качеств, присущих разным видам и жанрам искусства, придают этим уникальным произведениям большую новизну. Архитектурная подоплека сегодняшней творческой направленности работы художников совершенно очевидна: создаются произведения, рассчитанные на жизнь в пространстве интерьера или города. И притом не только принципы самой архитектуры и предметного творчества - весь зримый мир и мир искусств находят в этом новом декоративном феномене свое отражение. В архитектурной среде он становится своего рода связующим звеном между собственно предметными, изобразительными и зрелищными формами искусства. А цель всего этого - все та же, единственная и высшая цель творчества - способствовать развитию и духовному обогащению личности, создать мир, где человек мог бы жить, трудиться и быть счастливым.


Н. Степанян. 1974 г.

 

Последние публикации


  • Жан Кокто

    Поэт, драматург, киносценарист, либреттист, режиссер, скульптор... Трудно назвать такую творческую профессию, в которой не пробовал свои силы Жан Кокто, выдающийся деятель французского искусства.
    Подробнее
  • Сезанн от XIX к XX

    О Сезанне писали много. Современники ругали, издевались, возмущались. После смерти художника оценки стали более снисходительными, а затем и восторженными.   О жизни мастера сообщалось всегда мало. И действительно, жизнь Поля Сезанна не была богата событиями. Родился он в семье с достатком. Отец и слышать не захотел о занятиях сына живописью. Поль был послушен, сначала изучал юриспруденцию, затем сел за конторку банка и начал считать. Но творчество буквально обуревало Поля.   Он и страницы гроссбуха заполнял рисунками и стихами. Там записано, например, такое его двустишие:
    Подробнее
  • Жан Франсуа Милле век XIX

    Бескрайнее вспаханное поле. Утро. Перед нами вырастает молодой великан. Он неспешно шагает, широко разбрасывая золотые зерна пшеницы. Безмятежно дышит земля, влажная от росы. Это мир Жана Франсуа Милле...   Пытаемся догнать Сеятеля, но он уходит вперед. Мгновение - и мы бредем по тенистому, прохладному лесу. Прислушиваемся к разговору деревьев, треску хвороста, перестуку деревянных сабо... И снова мы в поле. Скирды, скирды. Жатва. Задыхаемся от жары, обливаемся потом, собирая колоски вместе с суровыми крестьянками, бронзовыми от загара.
    Подробнее

Популярное


  • Великий немой.

    Так называли кино, когда не было еще изобретена аппаратура для озвучивания фильмов. Ленты выпускались тогда в прокат беззвучными, без привычной нам звуковой дорожки, что змеится рядом с кадрами. Но на самом деле беззвучным кино никогда не было. Уже первые киноролики, отснятые изобретателями кино братьями Люмьерами, сопровождались во время показа игрой на фортепиано. И за все время, пока существовал немой кинематограф, без музыкальной иллюстрации не обходился ни один сеанс. Музыка всегда была душой немого фильма. Она одухотворяла тени на экране, безмолвно кричащие, бесшумно передвигающие, беззвучно целующиеся...
    Подробнее
  • Развитие стиля модерн в русской архитектуре конца 19 - начала 20 века.

    Стиль "модерн" возник в европейской архитектуре в последнем десятилетии 19 века как протест против использования в искусстве приемов и форм стилей прошлого. Зародился этот стиль в сфере художественной промышленности и был связан с попыткой создания новых художественных форм, осуществляемых промышленным способом. В Бельгии, Австрии и Германии появляются механизированные мастерские, предназначенные для выполнения предметов мебели и быта по эскизам художников. Из сферы прикладного искусства модерн вскоре распространяется на архитектуру и изобразительное искусство.
    Подробнее
  • «Золотой век» русского романса

    XIX век по праву считают «золотым веком» русского романса. Русский романс — действительно явление удивительное, неповторимое в своей прелести, силе чувства, искренности. Сколько красоты и правды в русском романсе! Какая глубина переживания! Одним из самых замечательных и богатых жанров русской музыки является романс, завоевавший наряду с оперой особую популярность в народе. Не только произведения великих мастеров — Глинки, Даргомыжского, Чайковского, Римского-Корсакова, Бородина, Рахманинова, — но и более скромные по своему значению произведения Алябьева, Варламова, Гурилева и других авторов песен и романсов до сих пор звучат в программах певцов, пользуясь неослабевающей любовью слушателей.
    Подробнее
| Карта сайта | Контакты |