Вокальные циклы

Настойчивое стремление проникнуть в духовный мир поэта, выразить в музыке его чувства, личность, мировоззрение все чаще приводит композиторов к форме монографического цикла, созданию «музыкального портрета» поэта. Н. Сидельников, например, назвал свою вокально-инструментальную композицию на слова М. Лермонтова «Мятежный мир поэта», в которую включил десять стихотворений разных лет.

Композитор, по его словам, стремился передать многогранность, бездонность гения, разные грани его чувств и мыслей: чистоту, глубокую нежность, гнев, любовь к России и страдания за нее. Показать отношение Лермонтова к обществу и общества к нему.

 

Г. Свиридов открыл для слушателей Сергея Есенина — певца России, поэта огромного лирического дарования, сложного, противоречивого и необычайно открытого. А глубоко личная приверженность композитора к поэзии Блока, даже своеобразное «служение» ему дают нам возможность снова и снова услышать голос «вещей птицы двадцатого века», голос, наполненный болью и страстью, предчувствием революции и ее предвестьем.

 

Но не только мир поэта в целом стремятся охватить композиторы, их волнуют и отдельные темы и образы. М. Вайнберг, например, нашел в стихах Габриэллы Мистраль близкую себе тему детства (цикл «Баюкая ребенка»), В. Гаврилин пишет на стихи Г. Гейне две «Немецкие тетради», а на стихи Есенина — «Времена года», В. Салманова привлекли у Ф. Гарсиа Лорки «Песни об одиночестве». «Время» — назвал свой цикл на стихи С. Маршака Д. Кабалевский, самим названием определив идею цикла.

 

 Параллельно с циклами-монографиями на стихи одного поэта создаются циклы или сборники, состоящие из романсов, песен, «стихотворений» на стихи нескольких поэтов, своеобразный «групповой портрет» (термин В. Васиной-Гроссман), объединенный одной темой или идеей: Родина, Природа, Любовь, Творчество и т. д. Наиболее значительными из длинного ряда произведений «последних десятилетий» можно назвать «Патетическую поэму» А. Петрова — вокально-инструментальный цикл для баритона, двух фортепиано и ударных на стихи И. Сельвинского, Н. Асеева, В. Брюсова, Б. Пастернака, А. Вознесенского, Л. Мартынова, посвященный революции, Ленину; камерную кантату «Знаки зодиака» Б. Чайковского, куда вошли стихотворения Ф. Тютчева, А. Блока, М. Цветаевой, Н. Заболоцкого. Примечательны восемь романсов М. Кусс на стихи К. Кулиева, П. Попова, К. Ваншенкина, П. Когана, Н. Заболоцкого — все о родной природе. Памяти друзей, верности идеалам своего поколения посвящены «Вечерние песни» В. Рубина для солиста, хора и камерного оркестра на слова А. Твардовского, Б. Пастернака, К. Кулиева, Н. Тряпкина, М. Булгакова. Цикл — монография или сборник — форма в вокальной музыке вовсе не новая. Мы помним, какое место занимал вокальный цикл в творчестве немецких романтиков и русских композиторов.

 

Однако в наши дни, особенно в последние десятилетия, вокальные циклы во многом отличаются от прежних, и отличие это принципиальное.

 

Одна из важных примет вокального цикла (повторяем, не для всех без исключения авторов) — это приоритет поэтического начала над музыкальным, сознательное подчинение композитором своей музыки поэтическому слову или, точнее, выдвижение на первый план содержания, смысла стихов, их интонации, ритмического строя. Но это не рабское подчинение, а, скорее, переосмысление, перевод на язык музыки. Разумеется, любое произведение вокальной музыки несет на себе печать индивидуальности композитора. В одних случаях позиция автора музыки проявляется категорично, в других — содружество с поэтом, согласный дуэт двух единомышленников. И чем ярче дарование композитора, чем сильнее его творческая личность, тем интереснее становится результат этого «турнира» или «дружеского согласия». Вокальный цикл все чаще становится законченным произведением, в котором все части связаны между собой и единством идеи, содержания, порой сюжета, и единой драматургией, и прочными интонационными связями. Тем самым он все более тяготеет к камерноинструментальным жанрам, к жанру симфоническому или оперному.

 

Влияние на камерно-вокальный жанр инструментальной музыки — камерной и симфонической, жанров оперы, кантаты, оратории — прямо или опосредованно — важная примета последних десятилетий. Эта тенденция обнаружилась еще в начале 50-х годов. В 1950 г. Г. Свиридов выступает со значительным и ярким сочинением «Страна отцов» — поэмой для тенора, баса и фортепиано на слова А. Исаакяна. Цикл этот носит явные черты кантатности. Слушателям среднего поколения памятны споры вокруг оригинального сочинения Эдисона Денисова «Солнце инков» на слова Габриэллы Мистраль для сопрано, трех чтецов и одиннадцати инструментов (1964), в котором инструментальное, особенно темброво-сонорное, начало несло важную изобразительную функцию, а вокальная партия неожиданно приобретала инструментальный характер. Сочинение это, скорее, можно отнести к инструментальной сюите, чем к вокальному циклу. Автор назвал его кантатой.

 

В последнее десятилетие мы наблюдаем все более тесное смыкание с сопредельными жанрами, стирание жанровых границ. Это выражается не только в названии, данном автором своему циклу: поэма, маленькая кантата, не только в увеличении состава исполнителей, но и в явной или скрытой «сюжетности», слитности частей, единой драматургии, монотематизме. Заметим здесь, кстати, что менее масштабные вокальные циклы, написанные только для голоса и фортепиано, также несут в себе новые черты.

 

Человеку наших дней нужен «и тот жанр, и этот». Важно, чтобы произведение отвечало его сегодняшним требованиям, открывало мир прошлого и настоящего с позиций сегодняшнего дня, говорило с ним современным языком и на современном уровне эстетического мышления.

 

Традиция единства частей и сюжетности восходит еще к XIX в. Вспомним «Любовь и жизнь женщины» Шумана, «Без солнца» и «Песни и пляски смерти» Мусоргского. В наши дни она развита и переосмыслена такими крупнейшими мастерами, как Д. Шостакович и Г. Свиридов. Если отдельные номера вокальных циклов романтиков или циклов Рахманинова, Метнера, да и советских авторов первой половины века имеют самостоятельное значение и часто исполняются певцами отдельно, то, скажем, для «Петербургских песен» Свиридова и тем более «Шести стихотворений Марины Цветаевой» Д. Шостаковича это абсолютно исключено. Названные циклы представляют собой единую композицию со своим «сюжетом», жесткой конструкцией формы, четким развитием. Этими свойствами они приближаются к закономерностям сопредельных искусств: симфонии, камерной оперы, музыке драмы и кинофильма. Не случайно вокальный цикл ленинградского композитора В. Гаврилина «Военные письма» стал основой телефильма. Опыты в этом направлении можно было бы продолжать.

 

Изменились и жанровые определения камерно-вокальной музыки. Все реже мы слышим «романс» и все настойчивее, чаще — песня, стихотворение. Эта замена не случайна: она имеет серьезные основания. Г. Свиридов, В. Гаврилин и ряд других авторов постоянно называют свои композиции песнями, как бы указывая на их песенную природу.

Определение «стихотворение» говорит нам о намеренной подчиненности музыки стихам.

 

Музыкальные характеристики героев цикла становятся все более зримыми, конкретными, сами «песни» приближаются к оперной арии, драматизируются. Инструментальное сопровождение, точнее соучастие, превращает части цикла в маленькие своеобразные сценки, дуэты, трио, квартеты и т. д. Все это позволяет говорить о симфонизации вокальных циклов, о циклах оперного склада, о вокальных драмах. (В свою очередь сами камерно-вокальные жанры влияют на жанры крупной формы.)

 

На стилистику вокальных жанров оказывает значительное воздействие и современная массовая и эстрадная песня, что ведет к активной демократизации вокального жанра, способствует его популярности. И наконец, все явственнее ощущается связь вокальной музыки с народно-песенными истоками (традиция, также идущая от романса XIX в.), но уже на качественно новом уровне. Композиторы всех республик смело разрабатывают глубокие и древние пласты своей национальной музыки, сплавляя ее своеобразные, подчас архаичные элементы с современными средствами выразительности и своим индивидуальным стилем, а обращение к зарубежной поэзии, старой и современной, ведет к сложному сплаву национальной музыки страны поэта, страны самого композитора и некоего современного общеевропейского стиля.

 

Таким образом, современное сочетание «поэт — композитор» приобретает в наши дни разнообразнейшие и интереснейшие модификации...

 

Р. И. Петрушанская

 

 

Последние публикации


  • Жан Кокто

    Поэт, драматург, киносценарист, либреттист, режиссер, скульптор... Трудно назвать такую творческую профессию, в которой не пробовал свои силы Жан Кокто, выдающийся деятель французского искусства.
    Подробнее
  • Сезанн от XIX к XX

    О Сезанне писали много. Современники ругали, издевались, возмущались. После смерти художника оценки стали более снисходительными, а затем и восторженными.   О жизни мастера сообщалось всегда мало. И действительно, жизнь Поля Сезанна не была богата событиями. Родился он в семье с достатком. Отец и слышать не захотел о занятиях сына живописью. Поль был послушен, сначала изучал юриспруденцию, затем сел за конторку банка и начал считать. Но творчество буквально обуревало Поля.   Он и страницы гроссбуха заполнял рисунками и стихами. Там записано, например, такое его двустишие:
    Подробнее
  • Жан Франсуа Милле век XIX

    Бескрайнее вспаханное поле. Утро. Перед нами вырастает молодой великан. Он неспешно шагает, широко разбрасывая золотые зерна пшеницы. Безмятежно дышит земля, влажная от росы. Это мир Жана Франсуа Милле...   Пытаемся догнать Сеятеля, но он уходит вперед. Мгновение - и мы бредем по тенистому, прохладному лесу. Прислушиваемся к разговору деревьев, треску хвороста, перестуку деревянных сабо... И снова мы в поле. Скирды, скирды. Жатва. Задыхаемся от жары, обливаемся потом, собирая колоски вместе с суровыми крестьянками, бронзовыми от загара.
    Подробнее

Популярное


  • Великий немой.

    Так называли кино, когда не было еще изобретена аппаратура для озвучивания фильмов. Ленты выпускались тогда в прокат беззвучными, без привычной нам звуковой дорожки, что змеится рядом с кадрами. Но на самом деле беззвучным кино никогда не было. Уже первые киноролики, отснятые изобретателями кино братьями Люмьерами, сопровождались во время показа игрой на фортепиано. И за все время, пока существовал немой кинематограф, без музыкальной иллюстрации не обходился ни один сеанс. Музыка всегда была душой немого фильма. Она одухотворяла тени на экране, безмолвно кричащие, бесшумно передвигающие, беззвучно целующиеся...
    Подробнее
  • Развитие стиля модерн в русской архитектуре конца 19 - начала 20 века.

    Стиль "модерн" возник в европейской архитектуре в последнем десятилетии 19 века как протест против использования в искусстве приемов и форм стилей прошлого. Зародился этот стиль в сфере художественной промышленности и был связан с попыткой создания новых художественных форм, осуществляемых промышленным способом. В Бельгии, Австрии и Германии появляются механизированные мастерские, предназначенные для выполнения предметов мебели и быта по эскизам художников. Из сферы прикладного искусства модерн вскоре распространяется на архитектуру и изобразительное искусство.
    Подробнее
  • «Золотой век» русского романса

    XIX век по праву считают «золотым веком» русского романса. Русский романс — действительно явление удивительное, неповторимое в своей прелести, силе чувства, искренности. Сколько красоты и правды в русском романсе! Какая глубина переживания! Одним из самых замечательных и богатых жанров русской музыки является романс, завоевавший наряду с оперой особую популярность в народе. Не только произведения великих мастеров — Глинки, Даргомыжского, Чайковского, Римского-Корсакова, Бородина, Рахманинова, — но и более скромные по своему значению произведения Алябьева, Варламова, Гурилева и других авторов песен и романсов до сих пор звучат в программах певцов, пользуясь неослабевающей любовью слушателей.
    Подробнее
| Карта сайта | Контакты |