Соревнуются гении

В истории музыкального исполнительства как самостоятельной области музыкального искусства было несколько этапных моментов, отделяющих один период от другого. Едва ли не самый важный из них наблюдается на рубеже XVII—XVIII веков.

 

Не умаляя значения мастеров более далекого прошлого, можно с уверенностью утверждать, что именно с этого времени начинается подлинный расцвет европейской музыки. Он связан с жизнью и творчеством таких выдающихся художников, как Антонио Вивальди (1678—1741), Арканджело Корелли (1653—1713), Георг Фридрих Гендель (1685—1759), и ряда других крупных музыкантов. И быть может, в первую очередь с деятельностью Иоганна Себастьяна Баха (1685—1750), именем которого нередко называют целый стилистический и временной пласт в музыке.

 

Музыкально - исполнительская практика баховской эпохи очень часто вынуждала музыканта соревноваться с коллегами. Иногда это были турниры, служившие развлечением для вельмож. В других случаях музыканты состязались друг с другом, чтобы получить вакантную должность.

 

Красноречивой иллюстрацией могут служить некоторые эпизоды из жизни самого Иоганна Себастьяна Баха, которому не раз приходилось вступать в единоборство с другими музыкантами. Так случилось, например, в Гамбурге, где Бах пытался занять место церковного органиста. Путь к получению весьма скромного поста лежал для гениального музыканта через конкурс, где участвовало четыре претендента. В ходе испытания необходимо было исполнить ряд произведений на заданную тему и продемонстрировать умение импровизировать на органе. Несмотря на свою высочайшую репутацию, Бах на желаемую должность не прошел. Победителем был признан один из его посредственных конкурентов, умевший, по остроумному замечанию одного из современников, «прелюдировать больше талерами, чем пальцами...».

 

Это было не первое соревнование, в котором пришлось выступать Баху. Три года назад он одержал над своим соперником блестящую победу. История этого состязания, хотя и похожа на легенду, абсолютно достоверна. И не удивительно, что она вошла во все жизнеописания великого музыканта. Дело происходило в 1717 году, когда в Дрезден прибыл очень модный французский клавесинист и органист Луи Маршан. Представ здесь перед монархом, Маршан настолько восхитил его своей игрой, что тот предложил ему занять высокооплачиваемый пост в придворной капелле. Случилось так, что о приезде Маршана узнал живший в то время в Веймаре Иоганн Себастьян Бах.

 

Он незамедлительно прибыл в Дрезден, чтобы помериться искусством игры на клавесине и органе с французом. Бах прибыл во дворец как раз в то время, когда Маршан исполнял на клавесине вариации на тему популярной французской песенки, чем вызвал восторг собравшихся. Затем попросили сесть за клавесин Баха. Веймарский музыкант начал свое исполнение с импровизационного прелюдирования, неожиданно перешедшего в ту самую мелодию, которая была темой марша-новских вариаций. Вслед за темой, как писал Фридрих Марруг -— один из историков музыки XVIII века, «последовала дюжина собственных искусных вариаций в неслыханной доселе манере. Маршан, который до сих пор не встречал среди органистов себе равных, был вынужден признать несомненное превосходство своего нового соперника, ибо, когда Бах взял на себя смелость пригласить его к дружескому состязанию в игре на органе и с этой целью карандашом набросал ему на листке бумаги тему для импровизации, одновременно изъявив готовность импровизировать на тему Маршана (пусть он только соблаговолит ее ему задать), господин Маршан не только не явился в назначенное время к месту состязания, но счел благоразумным удалиться из Дрездена с курьерской почтой».

 

Мечтал Бах встретиться в творческом поединке и со своим гениальным ровесником и земляком Георгом Фридрихом Генделем — одним из выдающихся исполнителей на клавесине и органе. Когда Гендель, живший в Англии, посетил родной Галле, Бах предпринял попытку встретиться с ним и прислал ему учтивое приглашение приехать в Лейпциг, где в то время служил Бах. Как писал первый биограф Баха Иоганн Фор-кель, «многие видные любители музыки с замиранием сердца ждали этой встречи: им очень хотелось устроить небольшое дружеское состязание между двумя столь великими музыкантами. Но Гендель, невзирая на неоднократные приглашения, избегал какой бы то ни было возможности встретиться с Бахом».

 

Мы не знаем действительных причин, помешавших встрече двух гениев, однако вряд ли можно предполагать, что Гендель умышленно уклонился от творческого поединка с Бахом. Тем более что автор «Мессии» участвовал в подобном соревновании, где его соперником был выдающийся итальянский музыкант Доменико Скарлатти.

 

Гендель вступил в единоборство с Доменико Скарлатти, автором более 500 клавирных сонат, одним из крупнейших исполнителей на чембало (так в Италии назывался клавесин), будучи еще молодым человеком. Произошло это в Риме на собрании «Аркадской академии» — кружка любителей искусства, объединявшего элиту тогдашней Италии: просвещенных вельмож, политических деятелей, прославленных художников, поэтов и музыкантов. Они и стали арбитрами, решавшими исход этого «состязания гигантов».

 

Присудить пальму первенства одному из соперников было делом нелегким, поскольку оба музыканта проявили редкую изобретательность в импровизации и продемонстрировали необычайное мастерство в игре на органе и клавесине. Судьи были вынуждены признать, что и Гендель, и Скарлатти — непревзойденные виртуозы-клавесинисты и равны в этом искусстве (по другой версии победителем оказался Скарлатти). Трудно было решить, кто совершеннее владеет игрой на органе, но тут сам Скарлатти признал Генделя победителем.

 

Все эти эпизоды, казалось бы, не имеющие серьезного отношения к творчеству великих музыкантов первой половины XVIII века» интересны в связи с рассматриваемой темой. Они показывают, что уже в те времена музыкальные турниры, хотя и были лишь единичными событиями и не носили массового характера, как в наши дни, тем не менее являлись важными событиями в развитии музыкальной культуры. Каждое состязание, когда в нем участвовали ведущие музыканты, как бы демонстрировало уровень исполнительского искусства на данный момент. Что же касается присутствующей на нем публики, то она стимулировала подобные соревнования, в которых неизменно присутствовал элемент зрелищности и даже спортивности.

 

Традиция музыкальных соревнований между ведущими виртуозами прослеживается и на следующих этапах развития музыкального искусства. Так, спустя без малого столетие после описанных поединков Баха, Генделя и Скарлатти в подобном же творческом ристалище выступает Бетховен. Его соперником оказывается популярный в начале XIX века композитор и пианист Даниель Штейбельт (1765—1823) — музыкант, не лишенный таланта, искусство которого, однако, не отличалось подлинной глубиной, содержательностью и вкусом. Тем не менее произведения Штейбельта и в особенности его выступления как пианиста пользовались среди определенной части венской аристократии огромной популярностью.

 

Однажды Штейбельт играл в салоне одного из великих вельмож, где присутствовал и Бетховен. Подбадриваемый восторженной публикой, обожавшей эффектные пассажи по всей клавиатуре, Штейбельт демонстрировал свое искусство импровизатора. Когда он закончил, попросили выступить Бетховена. Как свидетельствовали очевидцы, гениальный музыкант схватил ноты виолончельной партии квинтета Штейбельта, перевернул их вверх ногами и, взяв за основу тему квинтета, долго и вдохновенно импровизировал. Именно в сравнении с игрой Штейбельта аристократическая публика оценила вдохновенное мастерство и фантазию Бетховена. Штейбельт был повержен и, как повествует легенда, поспешил скрыться с поля брани.

 

Как мы видим, основным видом музыкального соревнования в XVIII и первой половине XIX века была импровизация. Гениальными импровизаторами были и музыканты, принадлежавшие к следующей после Бетховена плеяде композиторов, — Лист, Шопен.

 

В начале XIX столетия в музыкальном искусстве появляются новые тенденции. Прежде музыкальное исполнительство играло в известном смысле вспомогательную роль — оно служило главным образом средством для выражения импровизационных умений музыканта. Теперь появляется новый тип музыканта — художника-ин-терпретатора, деятельность которого всецело направлена на толкование произведений различных авторов.

 

Характерно, что до этого рубежа история музыки сохранила, за редким исключением, только имена выдающихся композиторов, теоретиков, музыкальных мастеров, но не исполнителей (если они не совмещались в одном лице).

 

Тем временем в общественной и культурной жизни Европы происходят важные процессы, которые непосредственным образом отражаются на развитии музыкального исполнительства. Демократизация аудитории, начавшаяся после Великой французской революции, потребовала значительного увеличения числа концертных площадок, увеличения отряда исполнителей, а следовательно, более широкого их выдвижения. Оптимальной формой выявления лучших исполнителей являлось открытое творческое соревнование между ними. Но только соревнование не двух виртуозов друг с другом, как это было прежде, а более многочисленное и организованное.

 

Ко второй половине XIX века сама практика музыкального исполнительства внесла коррективы в проведение музыкальных турниров. Она обновила давнюю традицию, создав новую форму выявления лучших исполнителей — массовый интернациональный музыкальный конкурс. Причем идея международных конкурсов музыкантов родилась в России и была впервые реализована русскими музыкантами.

 

М. А. Зильберквит 

 

 

Последние публикации


  • Жан Кокто

    Поэт, драматург, киносценарист, либреттист, режиссер, скульптор... Трудно назвать такую творческую профессию, в которой не пробовал свои силы Жан Кокто, выдающийся деятель французского искусства.
    Подробнее
  • Сезанн от XIX к XX

    О Сезанне писали много. Современники ругали, издевались, возмущались. После смерти художника оценки стали более снисходительными, а затем и восторженными.   О жизни мастера сообщалось всегда мало. И действительно, жизнь Поля Сезанна не была богата событиями. Родился он в семье с достатком. Отец и слышать не захотел о занятиях сына живописью. Поль был послушен, сначала изучал юриспруденцию, затем сел за конторку банка и начал считать. Но творчество буквально обуревало Поля.   Он и страницы гроссбуха заполнял рисунками и стихами. Там записано, например, такое его двустишие:
    Подробнее
  • Жан Франсуа Милле век XIX

    Бескрайнее вспаханное поле. Утро. Перед нами вырастает молодой великан. Он неспешно шагает, широко разбрасывая золотые зерна пшеницы. Безмятежно дышит земля, влажная от росы. Это мир Жана Франсуа Милле...   Пытаемся догнать Сеятеля, но он уходит вперед. Мгновение - и мы бредем по тенистому, прохладному лесу. Прислушиваемся к разговору деревьев, треску хвороста, перестуку деревянных сабо... И снова мы в поле. Скирды, скирды. Жатва. Задыхаемся от жары, обливаемся потом, собирая колоски вместе с суровыми крестьянками, бронзовыми от загара.
    Подробнее

Популярное


  • Великий немой.

    Так называли кино, когда не было еще изобретена аппаратура для озвучивания фильмов. Ленты выпускались тогда в прокат беззвучными, без привычной нам звуковой дорожки, что змеится рядом с кадрами. Но на самом деле беззвучным кино никогда не было. Уже первые киноролики, отснятые изобретателями кино братьями Люмьерами, сопровождались во время показа игрой на фортепиано. И за все время, пока существовал немой кинематограф, без музыкальной иллюстрации не обходился ни один сеанс. Музыка всегда была душой немого фильма. Она одухотворяла тени на экране, безмолвно кричащие, бесшумно передвигающие, беззвучно целующиеся...
    Подробнее
  • Развитие стиля модерн в русской архитектуре конца 19 - начала 20 века.

    Стиль "модерн" возник в европейской архитектуре в последнем десятилетии 19 века как протест против использования в искусстве приемов и форм стилей прошлого. Зародился этот стиль в сфере художественной промышленности и был связан с попыткой создания новых художественных форм, осуществляемых промышленным способом. В Бельгии, Австрии и Германии появляются механизированные мастерские, предназначенные для выполнения предметов мебели и быта по эскизам художников. Из сферы прикладного искусства модерн вскоре распространяется на архитектуру и изобразительное искусство.
    Подробнее
  • «Золотой век» русского романса

    XIX век по праву считают «золотым веком» русского романса. Русский романс — действительно явление удивительное, неповторимое в своей прелести, силе чувства, искренности. Сколько красоты и правды в русском романсе! Какая глубина переживания! Одним из самых замечательных и богатых жанров русской музыки является романс, завоевавший наряду с оперой особую популярность в народе. Не только произведения великих мастеров — Глинки, Даргомыжского, Чайковского, Римского-Корсакова, Бородина, Рахманинова, — но и более скромные по своему значению произведения Алябьева, Варламова, Гурилева и других авторов песен и романсов до сих пор звучат в программах певцов, пользуясь неослабевающей любовью слушателей.
    Подробнее
| Карта сайта | Контакты |