Грейс Бамбри: Черная Венера оперы

Грейс Бэмбри«Меня везде сопровождает музыка», — говорит Грейс Бамбри, проходя из спальни в гостиную своего номера в нью-йоркском отеле и позвякивая в такт шагам огромным золотым браслетом. Одетая в домашний халат оливкового цвета, Грейс Бамбри проходит по комнате, приветливо улыбается и усаживается в уголок плюшевого дивана.

 

В 40 лет Грейс Бамбри находится на вершине своей опер­ной карьеры, ее мастерство достигло той зрелости, которая принесла ей славу на оперных сценах мира. Она считается од­ной из лучших меццо-сопрано в истории оперы; ее репертуар насчитывает 20 опер, причем в четырех из них она может ис­полнять партии и для сопрано и меццо-сопрано — для чего требуется исключительной широты диапазон голоса.

 

В миланском театре «Ла Скала» ее называют «белла мора» — «прекрасная смуглянка», а в Байрёйте — «Черная Венера». И на сцене, и в жизни она оча­ровательна — высокая, стройная (ее рост 170 см, вес — 65 кг); с мягкими карими глазами; спадающие на плечи черные волосы обрамляют смуглое лицо.

 

Как раз, когда проходило на­ше интервью, Грейс Бамбри готовилась к дебюту в Москве, где на сцене Большого театра она выступила в опере «Дон Карлос». Она с радостью ожи­дала этого дня. «Русские очень серьезно относятся к опере», — сказала она и стала вспоминать своих советских друзей в оперном мире.

 

«Однажды я пригласила меццо-сопрано Ирину Архипову и пианиста Александра Слободяника к себе на обед в День Благодарения. Это было в Нью-Йорке в 1969 году, они находились тогда в США на гастролях. Помню, мы отлично пове­селились в этот день, пели, шутили, играли на пианино. Это был их первый домашний американский обед».

 

До выступления в Москве Грейс Бамбри должна была в Вильнюсе дважды спеть партию Аиды (в США она исполняла роль Амнериса), в Таллине выступить в «Дон Карлосе», а в Бухаресте — в «Тоске».

 

Родилась Грейс Бамбри 4 января 1937 года, в бедном квартале Сент-Луиса, в штате Миссури. Она была самым младшим ребенком в семье весовщика на железной дороге «Санта Фэ». Мать ее преподавала в школе. Родители Грейс и два ее старших брата пели в церковном хоре, и девочка присоединилась к ним, когда ей исполнилось 11 лет. Спустя два года Грейс начала брать уроки пения у Кеннета Биллэпса, учителя ее школы. «Своими музыкальными успехами я обязана ему, — говорит Грейс. — Он дал мне основу, а это очень важно для начинающего певца. Если с самого начала вас обучали неправильно, потом очень трудно исправить положение».

 

Первый успех пришел к ней в 1954 году: 17-летняя Грейс приняла участие в конкурсе юных талантов, организованном местной радиостанцией, и в виде награды ей оплатили поездку в Нью-Йорк. Там, с помощью организаторов сент-луисского конкурса, она выступила по национальному телевидению в программе «Молодые таланты», которую вел Артур Годфри.

 

Там же произошло еще более значительное событие: она выступила перед своим кумиром — контральто Марион Андерсон. первой негритянской певицей оперного театра «Метро-политэн», и та сразу отметила, что у Грейс «сильный и необычайно красивый голос».

 

После выступления в Нью-Йорке Грейс получила стипендию в Бостонском университете, отсюда она поступила на музыкальный факультет Северо-Западного университета в Чикаго и училась у Лотты Леманн, обладательницы знаменитого вагнеровского сопрано. «Именно такого подхода к пению я искала, — говорит Грейс.

 

— До этого времени я никогда серьезно не помышляла об опере — я думала просто о пении». Следующим летом она переехала в Калифорнию и поступила в старший оперный класс Лотты Леманн при Музыкальной академии Запада в Санта-Барбаре, где она провела три года.

 

Грейс Бамбри, получив в 1958 году приз 1000 долларов на конкурсе молодых певцов, организованном оперой «Метрополитэн», почувствовала, что пришла пора испробовать свои силы по-настоящему и приобрести сценический опыт. Она приняла приглашение выступить в Лондоне и Париже.

 

Дебют Грейс Бамбри состоялся в 1960 году на сцене Парижской оперы, где она спела роль Амнериса в «Аиде». Об ее выступлении корреспондент газеты «Нью-Йорк геральд трибюн» написал: «В сцене суда набитый до отказа зал разразился аплодисментами. Все поняли, что Грейс Бамбри сделала свой первый шаг —  или скорее прыжок — в будущее, которое несомненно принесет ей всемирный успех».

 

Затем она выступила в «Кармен», и в зале снова гремели аплодисменты. Вызовам, казалось, не будет конца.

 

Вскоре после этого певица подписала договор с Базельским оперным театром, что дало ей возможность выступить с концертами в других европейских странах.

 

В этот период Грейс Бамбри начинает обретать уверенность в себе и оттачивает свое сценическое мастерство.

 

Один из поклонников таланта Бамбри так описывал певицу: «Высокая, стройная, с головой Нефертити, она двигается по сцене с грациозностью танцовщицы фламенко». Другим поклонником ее таланта был немецкий импресарио Виленд Вагнер, распорядитель ежегодного Байрёйтского фестиваля, основанного его знаменитым дедом Рихардом Вагнером. В 1961 году молодой Вагнер выбрал Грейс Бамбри на роль обольстительной Венеры в «Тангейзере». Эта роль принесла ей всемирную известность. Грейс была первой афроамериканкой, которая пела на Байрёйтском фестивале. Виленд Вагнер и назвал ее «Черной Венерой».

 

Как сообщил журнал «Ньюсуик», в контору Вагнера посыпались протесты («Позор!» — кричали приверженцы белокурой Венеры). Однако, Вагнер был тверд в своем решении: «Услышав Грейс Бамбри, — ответил он, — я понял,что она настоящая Венера... Это очень трудная роль, требующая исключительного диапазона, которым обладают только отдельные певицы... Ее голос восхитительный, ее верхние ноты — бесподобны, а полнота звучания в среднем регистре отвечает лучшим немецким традициям. Дедушка был бы в восторге».

 

Байрёйтские любители оперы тоже пришли в восторг и устроили Грейс 30-минутную овацию, певицу вызывали 42 раза.

 

Так Черная Венера из Сент-Луиса вышла на музыкальную орбиту. В тот день, когда астронавт Джон Гленн совершал полет вокруг земли — 20 февраля 1962 года, Грейс Бамбри пела в Белом Доме на приеме, устроенном Президентом Джоном Кеннеди и его женой. Президент Кеннеди подал Грейс руку и помог ей спуститься со сцены в зал, а гости стоя приветствовали ее аплодисментами. Жена Президента Кеннеди немало способствовала популяризации Грейс Бамбри в США. Об успехах певицы в Европе супруге Президента сообщали ее друзья из Франции, Германии, Бельгии и Швейцарии.

 

Покойный Сол Юрок, в то время самый известный американский импресарио, подписал с Грейс Бамбри контракт на пять лет, и первое ее выступление состоялось в нью-йоркском «Карнеги-холле», за ним последовало девяти недельное турне по Америке, во время которого она посетила 21 город и дала 25 концертов.

 

Грейс Бамбри побывала и в родном Сент-Луисе — это было триумфальное возвращение в город, где она девочкой пела в местном хоре. На этот раз послушать землячку в концертный зал «Кил аудиториум» пришло более трех тысяч человек. Журнал «Лук» писал: «Такое случается только в кинофильмах, а не в жизни».

 

Навестила она и Кеннета Биллэпса, школьного учителя музыки. Беседуя с учениками его класса, Грейс Бамбри сказала: «В мире можно сыскать миллионы прекрасных голосов, но славу завоевывают только те, кто неустанно работает над собой».

 

В это памятное для жителей Сент-Луиса время мать Грейс Бамбри философски заметила корреспондентам: «Мы учили наших детей, что в мире, где существуют разногласия, одного согласия недостаточно, важнее всего взаимное понимание».

 

Расовые предрассудки коснулись и Грейс Бамбри. В 1954 году, вспоминает она, ее не приняли в Музыкальный институт в Сент-Луисе. В 1967 году, во время ее выступлений в опере «Метрополитэн», в роли Кармен, кое-кто из публики неодобрительно встретил любовные сцены с белым Хозе. Но теперь все изменилось. «Публика относится сносно к подобным вещам», — говорит Грейс.

 

После первого гастрольного турне по Америке, организованного Юроком, Грейс Бамбри в 1963 году возвратилась в Европу: в лондонском «Ковент-Гардене» она выступила в «Дон Карлосе». Газета «Лондон таймс» назвала ее выступление триумфом, признав ее «лучшей из всех Эболи». Затем она пела в «Ла Скале» — театре Джузеппе Верди. «Верди, а не Вагнер живет в моем сердце, в моей душе», — говорит она.

 

В 1963 году Грейс Бамбри вышла замуж за уроженца Польши тенора Эрвина Андреаса Йекеля, но брак окончился разводом.

 

Лишь после успешного выступления в Европе в 1965 году Грейс Бамбри удалось осуществить мечту своего детства — петь в нью-йоркской опере «Метрополитэн». «Ее Аида наполнила музыку Верди пламенным чувством. Темпераментная, динамичная и обаятельная певица», — писал критик Алан Рич.

 

С не меньшим успехом Грейс Бамбри выступила в роли Саломеи в 1970 году в лондонском «Конвент-Гардене». Готовясь к пляске Саломеи, она долго и упорно работала с хореографом Артуром Митчелом, который в прошлом был блестящим танцовщиком «Нью-Йорк сити баллэ», а позже режиссером Гарлемского театра танца.

 

«Это была моя первая попытка спеть партию сопрано, и все считали, что у меня ничего не получится, — вспоминает она.

 

Я должна была выступить в Неаполе, но отложила выступление из-за болезни. Многие решили, что я испугалась. Поползли разные слухи. Но они меня плохо знали. Я никогда ничего в жизни не боялась. Ко всеобщему удивлению первое выступление было сенсационным. В «Ковент-Гардене» не было ни одного свободного места — впервые за все время постановок «Саломеи».

 

Еще одно незабываемое событие: «Однажды в опере «Метрополитэн» ставили «Аиду», в которой сопрано Леонтина Прайс и я впервые выступили вместе, — рассказывает Грейс.

 

— Как вам известно, спектакль строится не на одном исполнителе, и успех зависит от того, как слаженно выступает вся труппа. Вместе с нами пел тенор Карло Бергонци, который и начинал спектакль. Уже по первым нотам мы с Леонтиной сразу почувствовали, что он в исключительно хорошей форме.

 

В конце своей арии, взяв си-бемоль, Карло свел его к блестящему пианиссимо. Зал содрогнулся от аплодисментов. Мы с Леонтиной почувствовали, что Карло задал тон всему спектаклю, и нам нельзя было сплоховать. Трудно себе представить более поразительный спектакль. Леонтина пела как богиня. Мы все были в отличной форме. Публика неистовствовала. Вот что я считаю настоящим успехом».

 

Затем певица вспоминает успех «Дон Карлоса» в Вене: «Это был именно тот момент, когда чувствуешь нутром, что это твой день, и ничто не может помешать успеху». Вместе с ней это почувствовала и публика. «Я полностью вошла в роль и публика бурно реагировала на мое исполнение, — говорит певица. — Более трехсот человек пыталось прорваться за кулисы. Такое запоминается надолго».

 

Летом 1976 года Грейс Бамбри пела Аиду в фильме-опере, который снимался во французском городе Оранж, на исторической римской арене под открытым небом. Фильм снимал режиссер Пьер Жордан (брат актера Луи Жордана) для телевидения и кино Франции.

 

Грейс Бамбри постоянно в разъездах, и поэтому у нее два дома — один в Швейцарии, другой в Соединенных Штатах. В своей усадьбе в Санта-Барбаре (Калифорния) она держит лошадей и собак-медалистов, там же она хранит свою коллекцию восточных ковров. В Швейцарии и Лугано (она выбрала этот город из-за близости к «Ла Скале») у нее вилла из десяти комнат, бассейн, к которому можно выйти прямо из спальни, и автомобиль «Роллс-ройс». «Я получила все самое лучшее и в Старом и в Новом свете, — говорит она: — вокальную подготовку в Америке и сценический опыт в Европе».

 

Когда она путешествует, огромный багаж следует за ней. Среди многочисленных вещей там имеется две пары тяжелых бархатных штор, которые она вешает на окна в своем номере в гостинице, чтобы спать до полудня после вечернего представления и позднего ужина.

 

В промежутках между спектаклями она придерживается четкого режима: рано утром делает разные вокальные упражнения, за 36 часов до выступления она почти не разговаривает. Она даже не дотрагивается до телефонной трубки, а секретарше, экономке и шоферу пишет записки, чтобы не утруждать голос.

 

Грейс Бамбри напела пластинки для семи основных компаний звукозаписи. Эти пластинки включают полную запись опер «Аида», «Дон Карлос», «Кармен» и «Тангейзер», а также концертные выступления певицы. Американцы впервые услышали ее пластинку в 1961 году: с Джоан Сатерленд она пела «Мессию» Генделя. Запись была сделана в Лондоне.

 

Есть ли у нее любимая роль? «Мне нравятся все роли, которые я исполняю в данный момент, но, пожалуй, больше всего я люблю Тоску — в ней столько красоты и столько страсти», — говорит Грейс Бамбри.

 

Ее любимый театр — «Метрополитэн», так как там «чувствуется высокий уровень организованности». За ним следует лондонский «Ковент-Гарден». Нью- йоркский «Карнеги-холл» — ее любимый зал («лучший в мире»). Что касается слушателей, то самые лучшие из них — итальянцы: «они непосредственны, и никогда не знаешь, как они будут реагировать».

 

Одна из ее любимых опер, в которой ей еще предстоит петь — это «Норма» Винченто Беллини, написанная в начале XIX века. Героиня оперы — молодая друидская жрица, у которой чувство долга борется с любовью к римскому военачальнику. «Когда-нибудь я спою эту партию, — говорит Грейс Бамбри, — она очень сложная, но мне нравится ее героический пафос».

 

В мире высокого искусства, где страсти накаляются до предела, Грейс Бамбри вносит освежающее дыхание земного бытия. Однако за ее уверенностью и уравновешенностью скрывается огромная самодисциплина и требовательность к себе, необходимые для сохранения того, что считается «одним из самых необыкновенных голосов мира».

 

Приветливая, спокойная, она откидывается на спинку дивана и смеется: «Хотите знать мои сокровенные мечты? Я вам откроюсь — хочу сыграть чисто драматическую роль в кино, как, например, Лорен Бакалл или Ингрид Бергман». И нет сомнений, что в один прекрасный день она добьется своего.

 

Ф. А. УЭЙД

 

Последние публикации


  • Жан Кокто

    Поэт, драматург, киносценарист, либреттист, режиссер, скульптор... Трудно назвать такую творческую профессию, в которой не пробовал свои силы Жан Кокто, выдающийся деятель французского искусства.
    Подробнее
  • Сезанн от XIX к XX

    О Сезанне писали много. Современники ругали, издевались, возмущались. После смерти художника оценки стали более снисходительными, а затем и восторженными.   О жизни мастера сообщалось всегда мало. И действительно, жизнь Поля Сезанна не была богата событиями. Родился он в семье с достатком. Отец и слышать не захотел о занятиях сына живописью. Поль был послушен, сначала изучал юриспруденцию, затем сел за конторку банка и начал считать. Но творчество буквально обуревало Поля.   Он и страницы гроссбуха заполнял рисунками и стихами. Там записано, например, такое его двустишие:
    Подробнее
  • Жан Франсуа Милле век XIX

    Бескрайнее вспаханное поле. Утро. Перед нами вырастает молодой великан. Он неспешно шагает, широко разбрасывая золотые зерна пшеницы. Безмятежно дышит земля, влажная от росы. Это мир Жана Франсуа Милле...   Пытаемся догнать Сеятеля, но он уходит вперед. Мгновение - и мы бредем по тенистому, прохладному лесу. Прислушиваемся к разговору деревьев, треску хвороста, перестуку деревянных сабо... И снова мы в поле. Скирды, скирды. Жатва. Задыхаемся от жары, обливаемся потом, собирая колоски вместе с суровыми крестьянками, бронзовыми от загара.
    Подробнее

Популярное


  • Великий немой.

    Так называли кино, когда не было еще изобретена аппаратура для озвучивания фильмов. Ленты выпускались тогда в прокат беззвучными, без привычной нам звуковой дорожки, что змеится рядом с кадрами. Но на самом деле беззвучным кино никогда не было. Уже первые киноролики, отснятые изобретателями кино братьями Люмьерами, сопровождались во время показа игрой на фортепиано. И за все время, пока существовал немой кинематограф, без музыкальной иллюстрации не обходился ни один сеанс. Музыка всегда была душой немого фильма. Она одухотворяла тени на экране, безмолвно кричащие, бесшумно передвигающие, беззвучно целующиеся...
    Подробнее
  • Развитие стиля модерн в русской архитектуре конца 19 - начала 20 века.

    Стиль "модерн" возник в европейской архитектуре в последнем десятилетии 19 века как протест против использования в искусстве приемов и форм стилей прошлого. Зародился этот стиль в сфере художественной промышленности и был связан с попыткой создания новых художественных форм, осуществляемых промышленным способом. В Бельгии, Австрии и Германии появляются механизированные мастерские, предназначенные для выполнения предметов мебели и быта по эскизам художников. Из сферы прикладного искусства модерн вскоре распространяется на архитектуру и изобразительное искусство.
    Подробнее
  • «Золотой век» русского романса

    XIX век по праву считают «золотым веком» русского романса. Русский романс — действительно явление удивительное, неповторимое в своей прелести, силе чувства, искренности. Сколько красоты и правды в русском романсе! Какая глубина переживания! Одним из самых замечательных и богатых жанров русской музыки является романс, завоевавший наряду с оперой особую популярность в народе. Не только произведения великих мастеров — Глинки, Даргомыжского, Чайковского, Римского-Корсакова, Бородина, Рахманинова, — но и более скромные по своему значению произведения Алябьева, Варламова, Гурилева и других авторов песен и романсов до сих пор звучат в программах певцов, пользуясь неослабевающей любовью слушателей.
    Подробнее
| Карта сайта | Контакты |