Книжная графика

Наибольший интерес в книжной графике вызывают два направления: конструкторское и изобразительное. Интересная работа И. Макаревича к сборнику "Датских пьес". Она представляет собой контрастное, но вполне органичное соединение сильно выраженного изобразительного мотива с наборным шрифтом, с откровенно рационалистическим композиционным замыслом.

 

Конструкторское направление можно рассмотреть на примере макета Ю. Курбатова к поэме "Хорошо". Он отличается неожиданностью остранения документального материала, остротой сопоставлений, смелостью обращения со шрифтом.


Макет Ю. Маркова к "Оде типографии" Пабло Неруды построен изобразительно и рационально до жестокости, не скрываемой художником. Но эта четкость каркаса наполнена прихотливой и разнообразной графической плотью, что рождает богатство и живость истинно поэтического впечатления - второй "оды типографии", пропетой вслед за поэтом и не в унисон ему.


Оба эти произведения достаточно конкретно свидетельствуют о том, что возможности конструкторского подхода к книге гораздо богаче, чем нам часто представляют, и все дело - в уместности обращения к нему и в тактичности его применения.


Преобладающее место в книжной графике занимает иллюстрация. Иллюстрация - попытки художников выразить литературные образы и свое отношение к ним только средствами рисунка.


Можно проследить неистощимость подходов к интерпретации текста. Задуманное как драматически-напряженное повествование, иллюстрации Д. Шмаринова к "Капитанской дочке" говорят, что художник вернулся к образному строю и манере своих прославленных серий; изобретательные иллюстрации Кукрыниксов к "Левше" Н. Лескова; изящные рисунки А. Кокорина к сказкам Андерсена; романтические гравюры А. Константинова к Додэ, Чосеру и Пушкину; лирические акварели Н. Устинова к Пришвину и Снегиреву и др. работы представляют устоявшиеся классические формы иллюстрирования. Но есть авторы, которые пытались отыскать какие-то нетрадиционные способы переложения литературных образов на язык образов зрительных - таковы офорты Л. Саксонова на темы Блока, Э. Визина к русским сказкам, В. Кейдана к "Острову сокровищ..."


Вряд ли есть необходимость отдавать предпочтение любому из возможных способов иллюстрирования, как вряд ли есть возможность установить точную границу между ними. Тем более что разница в ряде случаев определяется не столько степенью оригинальности художника, сколько стремлением передать жанрово-образную специфику литературного произведения. Это хорошо видно на отвлеченно-метафорических черно-белых литографиях В. Пивоварова к "Цветам зла" Бодлера и его же иллюстрациях к детской книге А. Погорельского "Черная курица", носящих более повествовательный характер.


Основная тенденция лежит совсем не в плоскости абстрактного и не плодотворного спора между иллюстрацией "чистой" и "нечистой". Тенденция эта - в тяготении к свободному решению тем вне книжных форм. Сказывается она и в композиционном построении самостоятельных листов, и в обращении к станковым техникам, в том числе и такой, как живописная и офорт, который занял чуть ли не главенствующее место.


Станковое искусство - вечный источник обновления, вечный двигатель художественных открытий в любой творческой сфере, осуществляющее в наиболее чистом, неопосредованном виде взаимодействие художника с жизнью. "Станковизация" способна возвратить художника к исходному и главному: непосредственному общению с текстом, не регулируемому никакими предвзятостями книжной формы, отметающему их как несущественное, привходящее, более профессиональное, нежели художественное.


Сравнивая гравюры Д. Бисти к однотомнику Акутагавы с его же офортами к сборнику стихов Курочкина, мы как будто готовы отдать предпочтение первым: их зрелая отчеканенная завершенность особенно ощутима рядом с офортами, где не все точно, что-то расплывчато, что-то приблизительно и ждет дальнейшего развития. Но если гравюры завершают многолетнюю работу художника над образами Акутагавы, то офорты только открывают если не совсем неожиданный, то достаточно резкий поворот в творчестве художника.


В споре двух интересных серий иллюстраций С. Алимова и А. Костина к "Мертвым душам" перевес, пожалуй, на стороне второго. Рисунки С. Алимова при всей их впечатляемости - все-таки вариант традиционного (сцены и типы) иллюстрирования поэмы, только обостренного экспрессивностью. Этот путь так прочно "заблокирован" иллюстрациями Агина, что подлинное постижение "Мертвых душ" возможно лишь при коренном переосмыслении принципов их иллюстрирования. Костин не совершил этого переосмысления, но в его офортах очевидно желание уйти с проторенной дороги, а их стилизованность здесь не грех, а необходимый художнику прием.


Новизну в интерпретации классических образов обнаруживают иллюстрации А. Кошкина к чеховским "Трем сестрам". Они сильны контрастом между бесстрастной живописностью, суховатой проработанностью формы и глубоким, пугающим драматизмом, подчас приобретающим даже оттенок гротеска (сцена дуэли).


Книга всегда остается книгой, и большое искусство ей никогда не повредит.

 

Последние публикации


  • Жан Кокто

    Поэт, драматург, киносценарист, либреттист, режиссер, скульптор... Трудно назвать такую творческую профессию, в которой не пробовал свои силы Жан Кокто, выдающийся деятель французского искусства.
    Подробнее
  • Сезанн от XIX к XX

    О Сезанне писали много. Современники ругали, издевались, возмущались. После смерти художника оценки стали более снисходительными, а затем и восторженными.   О жизни мастера сообщалось всегда мало. И действительно, жизнь Поля Сезанна не была богата событиями. Родился он в семье с достатком. Отец и слышать не захотел о занятиях сына живописью. Поль был послушен, сначала изучал юриспруденцию, затем сел за конторку банка и начал считать. Но творчество буквально обуревало Поля.   Он и страницы гроссбуха заполнял рисунками и стихами. Там записано, например, такое его двустишие:
    Подробнее
  • Жан Франсуа Милле век XIX

    Бескрайнее вспаханное поле. Утро. Перед нами вырастает молодой великан. Он неспешно шагает, широко разбрасывая золотые зерна пшеницы. Безмятежно дышит земля, влажная от росы. Это мир Жана Франсуа Милле...   Пытаемся догнать Сеятеля, но он уходит вперед. Мгновение - и мы бредем по тенистому, прохладному лесу. Прислушиваемся к разговору деревьев, треску хвороста, перестуку деревянных сабо... И снова мы в поле. Скирды, скирды. Жатва. Задыхаемся от жары, обливаемся потом, собирая колоски вместе с суровыми крестьянками, бронзовыми от загара.
    Подробнее

Популярное


  • Великий немой.

    Так называли кино, когда не было еще изобретена аппаратура для озвучивания фильмов. Ленты выпускались тогда в прокат беззвучными, без привычной нам звуковой дорожки, что змеится рядом с кадрами. Но на самом деле беззвучным кино никогда не было. Уже первые киноролики, отснятые изобретателями кино братьями Люмьерами, сопровождались во время показа игрой на фортепиано. И за все время, пока существовал немой кинематограф, без музыкальной иллюстрации не обходился ни один сеанс. Музыка всегда была душой немого фильма. Она одухотворяла тени на экране, безмолвно кричащие, бесшумно передвигающие, беззвучно целующиеся...
    Подробнее
  • Развитие стиля модерн в русской архитектуре конца 19 - начала 20 века.

    Стиль "модерн" возник в европейской архитектуре в последнем десятилетии 19 века как протест против использования в искусстве приемов и форм стилей прошлого. Зародился этот стиль в сфере художественной промышленности и был связан с попыткой создания новых художественных форм, осуществляемых промышленным способом. В Бельгии, Австрии и Германии появляются механизированные мастерские, предназначенные для выполнения предметов мебели и быта по эскизам художников. Из сферы прикладного искусства модерн вскоре распространяется на архитектуру и изобразительное искусство.
    Подробнее
  • «Золотой век» русского романса

    XIX век по праву считают «золотым веком» русского романса. Русский романс — действительно явление удивительное, неповторимое в своей прелести, силе чувства, искренности. Сколько красоты и правды в русском романсе! Какая глубина переживания! Одним из самых замечательных и богатых жанров русской музыки является романс, завоевавший наряду с оперой особую популярность в народе. Не только произведения великих мастеров — Глинки, Даргомыжского, Чайковского, Римского-Корсакова, Бородина, Рахманинова, — но и более скромные по своему значению произведения Алябьева, Варламова, Гурилева и других авторов песен и романсов до сих пор звучат в программах певцов, пользуясь неослабевающей любовью слушателей.
    Подробнее
| Карта сайта | Контакты |