Балетный образ в фарфоре

Тамара Карсавина в балете Жизель ск СудьбининИскусство танца с давних пор привлекало внимание деятелей изобразительного искусства. И ныне, благодаря их творческим поискам, современный человек имеет возможность наглядно представить себе образ того или иного артиста. Картины, рисунки, скульптуры... Важное место в этой галерее занимают создания художников-фарфористов. Своеобразие балетных статуэток состоит в том, что в них, как и в скульптурах больших форм, автор может отобразить динамику движения, остановить прекрасные мгновения, зрительно продлив его.

 

В Центральном театральном музее имени А. А. Бахрушина хранится богатое собрание произведений русского и советского фарфора, запечатлевших образы мастеров русского балета начала XX века. Наиболее художественно значительные из этих творений были выполнены на императорском (казенном), а после Великого Октября — Ленинградском фарфоровом заводе, в цехах которого работали тогда ведущие скульпторы. Напомним, что в процессе производства фарфоровой скульптуры занято много профессий, главные среди них — скульптор, формовщик, художник по росписи формы. Обычно их роли выполняются разными людьми. Если же фигурка технологически целиком — от модели до росписи — создавалась одним автором она уникальна.

 

Среди экспонатов этого собрания — изображения двух знаменитых русских балерин Анны Павловой и Тамары Карсавиной в партии Жизели. Они созданы скульптором С. Судьбининым, среди учителей которого был прославленный Огюст Роден. Всмотритесь в них — как тонко и выразительно решает мастер новую для искусства фарфора проблему воплощения в пластике фарфора актерской индивидуальности. Обратите внимание: Судьбинин в качестве материала выбрал здесь бисквит, то есть неглазурованный белый фарфор, что дало ему более полную возможность выявить все богатство балетной пластики, использовать все тонкости моделировок, придать маленькой скульптуре даже известную монументальность. Причем именно белизна считается недостатком бисквита как скульптурного материала. С. Судьбинин же оставил фигурки белыми: в декоративном решении он исходил из хореографического образа, а не от общепринятых традиций.

 

Анна Павлова в балете Жизель ск Судьбинин«Балерина А. Павлова» — одна из  самых значительных работ скульптора. Всю многогранную духовность таланта танцовщицы можно увидеть в этой хрупкой фарфоровой фигурке, обаяние ее неповторимого искусства, безупречное портретное сходство (к сожалению, проследить эти отличительные черты можно только на лучших музейных образцах, к которым относятся и экспонаты бахрушинского музея). Скульптура, выполненная в 1908 году, и ее вариант 1913 года выпускались заводом и в первые годы существования Советского государства. Именно их стали готовить на экспорт, когда производству придали экспортный характер — страна остро нуждалась в иностранной валюте.

 

Интересна история создания работы «Балерина Т. Карсавина». Инженер-технолог императорского фарфорового завода Н. Качалов в 1913 году был в командировке во Франции, на Севрском фарфоровом заводе. Директор завода водил его по цехам, а затем привел в музей завода и показал великолепную статуэтку балерины, стоящей на двух пальчиках и, что удивительно, — подпорок у фигурки не было. Качалов тогда же подумал, что, наверное, можно найти техническое решение и воспроизвести фигуру танцовщицы, стоящей на одном пальце.

 

Сделать это поручили скульптору С. Судьбинину, который блестяще справился с задачей. Выполняя технологически выверенную конструкцию, мастер подготовил уникальное творение, ныне пользующееся большой известностью. Но первоначально существовал другой, оригинальный по замыслу, вариант этой скульптуры — летящую в арабеске балерину поддерживали у опорной ноги два амура. Это было вынужденное решение, но оно несло в себе тонкое романтическое очарование, присущее образу Жизели!

 

Портреты балерин Павловой и Карсавиной как бы открывают галерею балетных портретов русского театрального фарфора. За ними следует парная композиция на тему балета И. Стравинского «Жар-птица», символизирующая сцену, в которой Жар-птица просит отпустить ее и дарит Ивану-царевичу огненное перо. Ее создатель — скульптор Д. Иванов.

 

Идеальная парность композиции делает ее органически цельной и неделимой, будто воспроизводит конкретную мизансцену балета «Жар-птица». Первоначальная тщательная роспись этих фигур как бы подчеркивает, что эскизы костюмов для главных героев делали разные художники: А. Головин (для Ивана-царевича М. Фокина) и Л. Бакст (для Жар-птицы Т. Карсавиной).

 

В дальнейшем цветовое решение обретало различные варианты — от многоцветного до локального черно-красно-золотого. И не исключено, что скульптор выбрал своим моделям, может быть, менее эффектные, но наиболее характерные позы вполне сознательно. В книге «Против течения», в главе, посвященной работе над балетом «Жар-птица», М. Фокин пишет: «Танец самой Жар-птицы построил я на пальцах и прыжках, более на прыжках... Руки то раскидывались, как крылья, то охватывали корпус и голову наперекор всем балетным позициям». В этом характерном движении рук, охватывающих плечи, и воплотил мастер пластическую неповторимость образа, созданного балериной. Простота же и кажущаяся незамысловатость позы Ивана-царевича также находят свое убедительное объяснение в размышлениях хореографа: «Царевич не говорил, как это по балетной традиции полагается: «я сюда пришел», а просто приходил...».

 

Третий мастер, о котором пойдет речь, Н. Данько — одна из создателей знаменитого советского агитационного фарфора. Однако балетная серия — «В. Нижинский», «А. Павлова», «С. Федорова 2-я» — занимает в творчестве художницы особое место.

 

В многочисленной иконографии В. Нижинского среди знаменитых имен художников, писавших портреты выдающегося танцовщика, — В. Серова, Ж. Кокто, А. Бурделя и других имя Н. Данько не затерялось. Мастер в скульптуре запечатлела образ знаменитого артиста в балете «Видение розы». Фигура Нижинского помещена на стилизованную подставку в виде бутона розы, что вносит в произведение аромат балетной условности. Костюм танцовщика здесь в деталях соответствует тому костюму, что был выполнен по эскизу Л. Бакста.

 

Анна Павлова миниатюра Умирающий лебедь ск ДанькоДругой фокинский балетный образ в творчестве Н. Данько — Анна Павлова в фокинской миниатюре «Умирающий лебедь». Даже для хрупкого фарфора эта работа скульптора поражает своей миниатюрностью и трогательностью. В ней особенно проявилась тяга автора к обобщенному решению, к отказу от проработки мелких деталей, заслоняющих суть образа, созданного великой актрисой. Плавный абрис «умирающего лебедя», как тягучий звук виолончели, оборвался в тот миг, когда балерина приняла кульминационную трогательную позу. И черная подставка замкнула эту выразительнейшую пластическую линию.

 

Работы Н. Данько, при всем их лаконизме, весьма декоративны. Без цвета их невозможно себе представить. Два варианта росписи «Балерина С. Федорова 2-я» в испанском танце «Панадерос» дают нам пример творческой свободы художника-фарфориста. Испанский костюм на балерине в одном случае черно-фиолетовый, в другом — бело-желтый. И что удивительно — оба замысла гармоничны. Подобная раскрепощенность фантазии допускается традицией фарфорового производства. Классически выразительная поза Софьи Федоровой в испанском танце из балета «Раймонда» помогает нам представить страстный драматический дар, который был присущ балерине.

 

Наталия Макарова

 

Последние публикации


  • Жан Кокто

    Поэт, драматург, киносценарист, либреттист, режиссер, скульптор... Трудно назвать такую творческую профессию, в которой не пробовал свои силы Жан Кокто, выдающийся деятель французского искусства.
    Подробнее
  • Сезанн от XIX к XX

    О Сезанне писали много. Современники ругали, издевались, возмущались. После смерти художника оценки стали более снисходительными, а затем и восторженными.   О жизни мастера сообщалось всегда мало. И действительно, жизнь Поля Сезанна не была богата событиями. Родился он в семье с достатком. Отец и слышать не захотел о занятиях сына живописью. Поль был послушен, сначала изучал юриспруденцию, затем сел за конторку банка и начал считать. Но творчество буквально обуревало Поля.   Он и страницы гроссбуха заполнял рисунками и стихами. Там записано, например, такое его двустишие:
    Подробнее
  • Жан Франсуа Милле век XIX

    Бескрайнее вспаханное поле. Утро. Перед нами вырастает молодой великан. Он неспешно шагает, широко разбрасывая золотые зерна пшеницы. Безмятежно дышит земля, влажная от росы. Это мир Жана Франсуа Милле...   Пытаемся догнать Сеятеля, но он уходит вперед. Мгновение - и мы бредем по тенистому, прохладному лесу. Прислушиваемся к разговору деревьев, треску хвороста, перестуку деревянных сабо... И снова мы в поле. Скирды, скирды. Жатва. Задыхаемся от жары, обливаемся потом, собирая колоски вместе с суровыми крестьянками, бронзовыми от загара.
    Подробнее

Популярное


  • Великий немой.

    Так называли кино, когда не было еще изобретена аппаратура для озвучивания фильмов. Ленты выпускались тогда в прокат беззвучными, без привычной нам звуковой дорожки, что змеится рядом с кадрами. Но на самом деле беззвучным кино никогда не было. Уже первые киноролики, отснятые изобретателями кино братьями Люмьерами, сопровождались во время показа игрой на фортепиано. И за все время, пока существовал немой кинематограф, без музыкальной иллюстрации не обходился ни один сеанс. Музыка всегда была душой немого фильма. Она одухотворяла тени на экране, безмолвно кричащие, бесшумно передвигающие, беззвучно целующиеся...
    Подробнее
  • Развитие стиля модерн в русской архитектуре конца 19 - начала 20 века.

    Стиль "модерн" возник в европейской архитектуре в последнем десятилетии 19 века как протест против использования в искусстве приемов и форм стилей прошлого. Зародился этот стиль в сфере художественной промышленности и был связан с попыткой создания новых художественных форм, осуществляемых промышленным способом. В Бельгии, Австрии и Германии появляются механизированные мастерские, предназначенные для выполнения предметов мебели и быта по эскизам художников. Из сферы прикладного искусства модерн вскоре распространяется на архитектуру и изобразительное искусство.
    Подробнее
  • «Золотой век» русского романса

    XIX век по праву считают «золотым веком» русского романса. Русский романс — действительно явление удивительное, неповторимое в своей прелести, силе чувства, искренности. Сколько красоты и правды в русском романсе! Какая глубина переживания! Одним из самых замечательных и богатых жанров русской музыки является романс, завоевавший наряду с оперой особую популярность в народе. Не только произведения великих мастеров — Глинки, Даргомыжского, Чайковского, Римского-Корсакова, Бородина, Рахманинова, — но и более скромные по своему значению произведения Алябьева, Варламова, Гурилева и других авторов песен и романсов до сих пор звучат в программах певцов, пользуясь неослабевающей любовью слушателей.
    Подробнее
| Карта сайта | Контакты |