Новые интерьеры Ленинграда

Три года назад, в 1971 году, в залах ЛОСХа была развернута выставка "Синтез архитектуры и изобразительных искусств". Экспозиция ее была условно разделена на две части: "Искусство" и "Проектирование". В разделе "Искусство" превалировали эскизы будущих и фотографии осуществленных в последние годы общественных интерьеров. В их оформление смело входили керамика, дерево, ткани, металл. Красочно сверкала майолика И. Калитаевой, синели кобальтовые блюда К. Петрова-Полярного, привлекали эскизы росписей М. Ивеницкого и интерьерные решения Г. Хазацкого. Успехи мастеров декоративного искусства были очевидны.


В то время, в самом начале 70-х годов, о синтезе искусства как методе формирования определенной среды говорили еще неуверенно.


Обсуждение выставки было горячим. Архитекторы протестовали против неправомочного "вторжения" декоративных искусств в пространство помещений, вспоминали классические варианты синтеза архитектуры, монументальной живописи и скульптуры. Художники больше молчали, но чувствовали себя именинниками, хотя далеко не все их работы были удачны.


Сильнее всего на выставке прозвучала стилизаторская струя в области оформления интерьеров. Она настораживала. Но в целом выставка в ЛОСХе была многоплановой и интересной. Она показала, что искания художников декоративного искусства направлены не на создание отдельных работ, а на предметный ансамбль в целом, на соединение различных видов декоративных искусств, различных материалов, их взаимосвязь, взаимоподдержку, в целях создания определенного образа пространства, как теперь говорят, художественно насыщенной среды.


Сейчас многие эскизы и замыслы ленинградских мастеров, уже показанные на той выставке, реализованы.


Рассмотрим некоторые ленинградские интерьеры с точки зрения наблюдаемых особенностей - усиления образного начала и ансамблевой связи различных видов декоративных искусств между собой. Взятые нами примеры ограничатся двумя областями - "средой отдыха" и "средой быта". Украшение мест, связанных с отдыхом человека, более традиционно, нежели оформление рабочих помещений или зданий, связанных с общественным бытом. Может быть, поэтому художники устремляются сюда чаще всего. "Среду отдыха" составляют театры, клубы, дворцы культуры.


В наших рассуждениях об особенностях новых интерьеров этой группы следует остановиться в первую очередь на оформлении Ленинградского кукольного театра.


В театре превалируют работы Г. Шило, художника большой культуры и с хорошим вкусом, сумевшего создать своего рода символ детского театра, а не просто "игровой" интерьер на тему сказок, этого привычного репертуара театра кукол.


Металлическая люстра в лестничном проеме, охватывающая оба этажа театра, кованные из прутьев перила с затейливым рисунком, фонарики с таким же мотивом и двустворчатые двери-врата сразу создают особую атмосферу. Холл театра не прост приглашает, он заманивает, увлекает, и это ощущение достигается не интригующей сюжетностью, не броским присутствием сказочных персонажей, но той магией искусства, которая проявилась здесь в великолепной ритмической согласованности пространства и металлических предметных конструкций.


Целостным оформлением отличаются некоторые выполненные в последние годы интерьеры небольших кафе, ресторанов, баров. Они преимущественно расположены на Васильевском острове в Петроградской стороне. Сеть трех проспектов и пересекающих их линий Васильевского острова, обилие зелени и близость Невы делают этот район сам по себе средой для прогулок и отдыха. И поэтому здесь особенно уместны маленькие кафе, шашлычные, погребки.


Обращают на себя внимание названия. Ленинградцы не могут отказаться от излюбленных примет своего города: море, северный порт, эпоха Петра Великого.


Таково кафе "Фрегат". Два небольших зала. Стенная роспись по серому цементу с изображением роста корабля, снастей, парусов в первом зале и карты старого Петербурга во втором. Расположение залов анфиладное. Занавеси на окнах сплошные, без выделения простенков. Их цветовая гамма - желто-коричневая с серым в первом зале и розово-малиновая с синим - во втором (автор Е. Галумова). Более изысканная, теплая тональность занавесей второго зала и использованные в их росписи сюжетные мотивы (розы, натюрморты) создают ощущение большей, чем в первом зале, праздничности, а небольшие кабины с фонариками создают уют.


Пожалуй, ярче всего кафе прозвучало соединение (отнюдь не часто встречающееся) бытовых и декоративных форм. Набор фаянсовой посуды с кобальтовой росписью (автор В. Горин) согласован с общим несколько театрализованным характером интерьера, вместе с тем в нем нет стилизаторства ни под русскую глиняную посуду, ни под Голландию XVII века - он современен.


Интересен интерьер кафе "Лукоморье". Здесь соединились металл, керамика, и дерево. Над входом - ажурно-прорезное изображение "ученого кота" в орнаментальном обрамлении гротескового характера (автор В. Горин). Этот витиеватый мотив повторяется в различных уголках интерьера. Керамические рельефы исполнены в приглушенной гамме преимущественно коричнево-зеленоватый полив. Зеленые стены и пуфы, естественный цвет дерева дополняют гамму, создавая единый образный строй зала. Набор утилитарной посуды - кувшин для кваса, салатник, чашка для меда - функционально продуманы, а коричнево-красные и зеленые поливы удачно входят в общий цветовой фон интерьера. За стойкой бара - декоративные сосуды "Леший", "Дракон", "Птицы". Автор их - Е. Рудина, художник с большим пластическим даром и раскованным воображением. Все в этом зале создает ощущение таинственности, пушкинского "лукоморья".


Высокий художественный уровень отдельных работ, как и органическое их взаимодействие с архитектурой, можно наблюдать в ленинградских интерьерах часто, но примеров целостного решения среды не так уж много. Есть разнобой, не слаженность усилий архитектора, оформителя и авторов отдельных предметов и элементов. Пример удачного решения среды - Белый салон в недавно открывшемся ресторане "Невский". Два талантливых художника - Т. Воронецкая и Б. Смирнов, - поняв назначение зала, выгодно поддержали друг друга: и стенная как места для тихого спокойного общения, штофная роспись Т. Воронецкой и великолепная хрустальная люстра Б. Смирнова, не претендуя на самостоятельную "музейную" изобразительность, создали соответствующую атмосферу.


Практика показывает, что характер среды может определить и соединение разных видов искусств, в одно произведение. Все зависит от того, насколько оно соответствует пространству, "отзывается" на него.


Сравним архитектурную ситуацию, в которую помещены декоративная композиция из хрусталя "Вечерний стол" Б. Смирнова и гобеленовое панно "Петровское" Н. Моисеевой, И. Куренковой, Э. Морозовой, А. Рахимовой, Н. Еремеевой. Композиция Б. Смирнова, состоящая из трех частей, условно называемых "Весна", "Зима", "Осень", полна изящества, затейливости, выдумки и искреннего простодушия, столь свойственных этому большому художнику. Особую изысканность его композиции придает сочетание бесцветного хрусталя с бликующей жаркой медью фона и отдельных частей композиции. "Вечерний стол" украшает один из банкетных залов ресторана "Невский". Но поместили его в этот зал случайно, неточно, как ставят торговую витрину, не найдя для него ни пространственного, ни цветового окружения. И о новом произведении художника приходится говорить, мысленно извлекая его из зала, а ведь конкретная предназначенность этой композиции была так очевидна!


Из объектов "среды быта" хочется отметить особенно удавшееся оформление "Салона причесок" на Невском (автор М. Ивеницкий). Здесь тоже декоративная роспись стала основным акцентом в организации пространства. Панно состоит из отдельных композиций, расположенных в один ряд в зале ожидания. Помещение дает возможность воспринять его сразу как декоративную плоскость желто-серых перемен росписей с повторяющимися силуэтными белыми фигурами на фоне архитектурных пейзажей. Фигуры исполнены аппликацией, фон - росписью черным по желтому и серому шелку. Сверху вся композиция затянута мелкой сеткой. Это создает особую приглушенность, своеобразное сфумато, и панно в целом излучает мягкость, нежность, ассоциирующиеся с пониманием женственности. Создав такое впечатление, художник не ограничился им. Зная, что стену будут разглядывать, он превосходно выполняет и вторую задачу, - делает ее увлекательной для созерцания. Музицируют дамы античности, торжественно горды красавицы Ренессанса, изящны и грациозны флиртующие пары XVIII века, воздушность белых костюмов легко оттенена теплыми и холодными тональными переходами, фон условен, но в нем нет "пустых мест", и это тоже заставляет вглядываться, доставляет радость узнавания отдельных архитектурных памятников и деталей. панно многократно отражается в зеркалах, и это действительно создает особую среду, волнующую своей красотой.


Роль декоративного искусства в формировании интерьера в настоящее время все возрастает. Очевидно, что в условиях безордерной архитектуры художники вынуждены сами находить места для своих произведений. Пути осуществления синтеза предметных и декоративных форм с архитектурой, с пространством и конструкцией все более переходят в их руки. Из различных поисков вытекают определенные решения. Одно из них - организация пространства одним декоративным ударом, одним произведением. И то, что этот прием дает наиболее эстетически эффективные результаты, не является неожиданностью.


В книге о новом брутализме Рейнер Бенэм справедливо замечает, что на протяжении веков общество требовало от архитекторов создания среды для деятельности человека и символов культурных устремлений. И для удовлетворения этих двух потребностей архитектуры предлагала лишь синтез двух величин: пространство - конструкция.


Отдельным жанром работы художников становится сейчас оформление кораблей. Специфика этой области диктует свои закономерности. Прежде всего это - не обычная среда, разделяющаяся на отдых, работу, быт и т. д., а такая соединенность, в которой смена форм жизнедеятельности человека происходит буквально из двери в дверь. Поэтому на кораблях вполне оправдано большее разнообразие видов искусства, материалов, творческих почерков.


Если рассматривать оформление кораблей с точки зрения особенностей городских интерьерных решений и взаимодействия различных видов декоративно-прикладных искусств в пространстве, то здесь, несомненно, немало интересного, специфического.


Так, например,на научно-исследовательском судне "Космонавт Юрий Гагарин" можно увидеть керамику, чеканку, наборные деревянные панно, эмали, роспись по тканям, ковры и даже редко встречающуюся сейчас технику энкаустики. Здесь собрались лучшие художественные силы Ленинграда: К. Петров-Полярный, Ф. Лейбович, В. Антонов, Б. Аксельрод, Г. Хазацкий и другие, - и разнобоя нет - работы дополняют друг друга, образуя содержательный, выполненный на высоком профессиональном уровне ансамбль.


На корабле "Космонавт Юрий Гагарин" оказалась плодотворной совместная работа К. Петрова-Полярноготи Г. Хазацкого над оформлением плавательного бассейна; удачно сочетание сюжетных металлических выколоток с геометрическими сквозными решетками в музыкальном салоне; органично соединились с пространством интерьера керамика К. Петрова-Полярного в салоне отдыха комсостава корабля. Станковость привносит камерность, уют жилого домашнего интерьера, о котором так часто вспоминают в море. И эта смена впечатлений от почти монументальных, обобщенных рельефов плавательного бассейна до плакеток в раме, от ворсовых ковров до холодного металла правомерна тут, на земле, в городском помещении, эта насыщенность была бы лишней, а здесь в море, она создает зрительное богатство впечатлений, она необходима. Досадно, что стилистическое единство утилитарных предметов и декоративного убранства корабля еще не завершено.


Итак, невольно склоняемся к извечному "лучше меньше"...


Рассмотренные примеры интерьерных решений в среде для отдыха, быта на кораблях позволяют отметить определенные тенденции в их развитии и поставить вопрос об эстетической реализации искусства в конкретной среде.


Сейчас в своем стремлении наполнить интерьер "разными искусствами" художники забывают порою о существенном - для кого и для чего творят, - не в общесоциальном смысле, а конкретно в данном заказе.


Увлекшись образной стороной, теряют основное - создание психологической атмосферы для восприятия искусства не одним или несколькими, подготовленными к восприятию любых форм искусства, а многими и разными людьми одновременно.


Н. Василевская. 1974 г.

 

Последние публикации


  • Жан Кокто

    Поэт, драматург, киносценарист, либреттист, режиссер, скульптор... Трудно назвать такую творческую профессию, в которой не пробовал свои силы Жан Кокто, выдающийся деятель французского искусства.
    Подробнее
  • Сезанн от XIX к XX

    О Сезанне писали много. Современники ругали, издевались, возмущались. После смерти художника оценки стали более снисходительными, а затем и восторженными.   О жизни мастера сообщалось всегда мало. И действительно, жизнь Поля Сезанна не была богата событиями. Родился он в семье с достатком. Отец и слышать не захотел о занятиях сына живописью. Поль был послушен, сначала изучал юриспруденцию, затем сел за конторку банка и начал считать. Но творчество буквально обуревало Поля.   Он и страницы гроссбуха заполнял рисунками и стихами. Там записано, например, такое его двустишие:
    Подробнее
  • Жан Франсуа Милле век XIX

    Бескрайнее вспаханное поле. Утро. Перед нами вырастает молодой великан. Он неспешно шагает, широко разбрасывая золотые зерна пшеницы. Безмятежно дышит земля, влажная от росы. Это мир Жана Франсуа Милле...   Пытаемся догнать Сеятеля, но он уходит вперед. Мгновение - и мы бредем по тенистому, прохладному лесу. Прислушиваемся к разговору деревьев, треску хвороста, перестуку деревянных сабо... И снова мы в поле. Скирды, скирды. Жатва. Задыхаемся от жары, обливаемся потом, собирая колоски вместе с суровыми крестьянками, бронзовыми от загара.
    Подробнее

Популярное


  • Великий немой.

    Так называли кино, когда не было еще изобретена аппаратура для озвучивания фильмов. Ленты выпускались тогда в прокат беззвучными, без привычной нам звуковой дорожки, что змеится рядом с кадрами. Но на самом деле беззвучным кино никогда не было. Уже первые киноролики, отснятые изобретателями кино братьями Люмьерами, сопровождались во время показа игрой на фортепиано. И за все время, пока существовал немой кинематограф, без музыкальной иллюстрации не обходился ни один сеанс. Музыка всегда была душой немого фильма. Она одухотворяла тени на экране, безмолвно кричащие, бесшумно передвигающие, беззвучно целующиеся...
    Подробнее
  • Развитие стиля модерн в русской архитектуре конца 19 - начала 20 века.

    Стиль "модерн" возник в европейской архитектуре в последнем десятилетии 19 века как протест против использования в искусстве приемов и форм стилей прошлого. Зародился этот стиль в сфере художественной промышленности и был связан с попыткой создания новых художественных форм, осуществляемых промышленным способом. В Бельгии, Австрии и Германии появляются механизированные мастерские, предназначенные для выполнения предметов мебели и быта по эскизам художников. Из сферы прикладного искусства модерн вскоре распространяется на архитектуру и изобразительное искусство.
    Подробнее
  • «Золотой век» русского романса

    XIX век по праву считают «золотым веком» русского романса. Русский романс — действительно явление удивительное, неповторимое в своей прелести, силе чувства, искренности. Сколько красоты и правды в русском романсе! Какая глубина переживания! Одним из самых замечательных и богатых жанров русской музыки является романс, завоевавший наряду с оперой особую популярность в народе. Не только произведения великих мастеров — Глинки, Даргомыжского, Чайковского, Римского-Корсакова, Бородина, Рахманинова, — но и более скромные по своему значению произведения Алябьева, Варламова, Гурилева и других авторов песен и романсов до сих пор звучат в программах певцов, пользуясь неослабевающей любовью слушателей.
    Подробнее
| Карта сайта | Контакты |