Интерьер и декоративное искусство.

 

Примерно со второй половины 60-х годов в декоративно-прикладном искусстве начали все явственнее чувствоваться два направления. С одной стороны - создание предметов для быта, образцов для промышленного тиражирования, в своих формах и декоре находившихся в тесной связи с областью художественного конструирования, дизайна. А с другой - появление на выставках все большего числа предметов, которые поначалу по своим масштабам или тематике декора, а затем и по своей форме, не были рассчитаны на бытовое использование. Однако на первых порах эти предметы еще сохраняли конструктивную основу, специфичную для утилитарных вещей, то есть это были большие блюда, жбаны, кружки и т. д.


Постепенно, однако, уникумы все более отходили от своих утилитарных прообразов. Они превращались в откровенно декоративные предметы. Естественно, что на фоне все увеличивающегося строительства общественно-культурных объектов ответ приходил сам собой: эти новые декоративные вещи должны создаваться для общественных и индивидуальных интерьеров. Но путь этих новых декоративных произведений в интерьере оказался нелегким.


Было ясно, что декоративные предметы имеют смысл и обретают подлинное содержание, лишь если находят свой адрес. Это утверждал опыт Б. Смирнова, относящийся к концу 1960-х годов. Им был выполнен своего рода проект - нечто среднее между витражом и решеткой, набранной из синих и красных полых стеклянных цилиндров и пластинок металла. Он был как бы антиподом первого витража: здесь полностью отсутствовала изобразительная основа, витраж-решетка был подчеркнуто сборен, тематически нейтрален. Казалось, что эту сборно-разборную легкую конструкцию из стандартных элементов, подчеркнуто не имеющую начала и конца, верха и низа, можно применить где угодно - в заводском цехе, в учреждении, в театральном гардеробе и т. д. Правда, для очень торжественных помещений она не годилась - ее простота спорила бы с индивидуальностью и тематическим назначением подобных интерьеров. Но все же возможность применения такого витража-решетки были исключительно широкими. Такие произведения необходимы. Они служат своего рода анонсом, показывают пути возможного применения стекла и других материалов в интерьерах, очерчивают технические, эстетические, содержательные границы этого применения.


Новым не столько по принципу, сколько по необычному использованию в пространстве был другой путь: речь идет о создании большеразмерных уникальных штучных композиций из стекла. Этот путь был наиболее характерным для второй половины 1960-х - начала 1970-х годов.


Наконец, еще одна разновидность оформления интерьера, в которой стекло лидировало и которая, в конечном счете, выкристаллизовалась в особый принцип декоративного освоения архитектурного пространства. Это создание объемно-пространственных композиций из стекла, керамики, дерева, металла, имеющих своей задачей достичь целостного декоративного решения интерьера, максимально используя специфические декоративные качества избранного материала. Иногда в виде опыта подобные композиции предназначались и для наружных пространств. Некоторые истоки этого направления связаны с работами кафедры стекла и керамики МВХПУ (бывш. Строгановское). Здесь было выполнено несколько новаторских дипломных работ будущими художниками-стеклоделами. Таким образом, еще в учебных работах закладывались основы того направления, которое вскоре стало одним из ведущих. В самом декоративном искусстве, рассчитанном на украшение интерьера, выкристаллизовались различные подходы к задаче, различные принципы "выхода в пространство".


Это, во-первых, отдельные декоративные предметы - наиболее традиционная группа изделий, существующая уже очень давно, но претерпевшая значительные стилистические изменения. В основе своей это были "штучные" изделия типа ваз, гобеленов, занавесей и т. д. Они не привязаны жестко к определенным интерьерам, и их можно применять в различных условиях, свободно вносить и выносить.


Во-вторых - это не менее традиционные пространственные установки типа ширм, решеток, светильников, фонтанов т. д., связанные с интерьером уже гораздо более определенно и нередко выполненные для каких-либо интерьеров специально. Здесь тоже произошли большие внутренние стилистические изменения.


Наконец, интерьерные установки, не имеющие прямых прототипов в прошлом, выполняемые только для определенного интерьера, который и получает художественное решение благодаря этим установкам. Это уже не штучные предметы, а комплекс или система предметов, как встраивающихся в интерьер, так и свободно в нем располагаемых, но связанных между собой особым художественным замыслом автора.


Самое массовое направление - создание "штучных" декоративных предметов для интерьера. Здесь нельзя выделить каких-либо отдельных художников, ибо почти все они - и уже достаточно авторитетные и только начинающие работать -отдали дань проектированию и выполнению декоративных уникальных предметов, причем индивидуальность каждого выявлялась в них особенно зримо. М. Маршумов выполнил к выставке "Советская Россия -70" набор "Лето" - своего рода объемный изобразительный натюрморт из стекла, где все предметы были утрированно больших размеров. Б. Четков через небольшие живописно-объемные натюрморты 1973 -1974 годов пришел к созданию свободных неизобразительных композиций, построенных на сочетании простых и более сложных стекольных форм разной величины и цвета. Его натюрморты подражали не реальности, а как бы живописному или скульптурному натюрморту, то есть это были своего рода "изображения изображений". Изобразительными, но в своем ином роде, были композиции Ю. Бякова 1967 - 1970 годов - "Тройка", "Варшавянка", "Яблочко" и др. "Тройка" была выгравирована на полой лежащей стеклянной трубе. Это был тот самый знаменитый "стакан без дна", который вслед за смирновским "чайником с запаянным носиком" породил столько споров и дискуссий. У Бякова, следовательно, сюжетное фигуративное изображения помещается на подчеркнуто неутилитарную форму, которая практически служит для него лишь цветообъемным фоном, нередко создающим еще и оптические эффекты.


Большое количество декоративных работ создал В. Шевченко. В конце 1960-х - начале 1970-х годов его вещи приобретают новую тектонику, соразмерность масштабам и формам архитектуры. Таковы его последние, 1973 - 1974 годов, работы для нового здания МХАТ. В это время для Шевченко становится характерный поиск новых монументальных форм изделий с переходом цвета внутри каждого из них, для чего сульфид-цинковое стекло дает богатые возможности.


В сульфид-цинковом стекле работает и В. Хролов. Для него характерны лепка из горячего стекла, благодаря чему создается крупная фактурная, даже рельефная поверхность сульфидных изделий.


Декоративные произведения А. Аствацатурьяна совершенно иные по своему образному строю. Это превосходно отполированные цилиндры, кубы, конусы с четкими цветными включениями, где главное - оптические эффекты. Автора привлекают космические и научные ассоциации, вызываемые его композициями. Нередко он применяет склейку стекла эпоксидными смолами, что позволяет получать формы, необычные для этого материала.


На выставках искусства Белоруссии, Молдавии и Украины, показанных в 1972 году в Москве, интересные декоративные композиции показали художники белорусского завода "Неман" - В. Мурахвер, Л. Мягков. Особенно впечатляющими были большие тиходутые стеклянные предметы, с рельефными изображениями лиц и хорошо выявленной на стекле слоистой фактурой, свойственной деревянным формам. Свои оригинальные ходы в технике изготовления тиходутых вещей нашли эстонские художники. Изделия М. Микор и М. Соовик также очень "архитектурны", они как бы построены из отдельных элементов типа панелей, колонн, пилястр и напоминают целые сооружения.


Свобода выбора изобразительных или неизобразительных решений, традиционных или новаторских форм, утилитарных или подчеркнуто неутилитарных конструкций говорит о большой стилистической широте существующего декоративного направления. Но вместе с тем эта широта подхода основана на одном признаке. Этот признак - ассоциативность. Он отличает наше декоративное искусство от экспериментов со "свободной формой", характерных для некоторых западных социалистических и капиталистических стран. В большинстве случаев используется чисто эмоциональная ассоциативность, предмет напоминает какое-то явление, событие, состояние природы и т. д. Градации ассоциативности очень широки - от прямого изображения и до весьма отдаленной связи с конкретным явлением, заключенным, как метафора, в произведении.


Существенным является и другой признак: внутренний процесс интеграции, всех компонентов выразительного языка, который наиболее заметен как раз в декоративных интерьерных вещах.


Ранее существовало относительно четкое разделение: конструкция, форма, фактура, декор и т. д. Теперь во многих случаях нельзя точно вычленить форму, отделив ее о декора. Фактурный, рельефный, глубинно окрашенный декор срастается с формой, "пронизывает" ее, "выходит" из нее, образует ее силуэт, он составляет с ней единое целое. Ряд произведений С. Бескинской, В. Шевченко, В. Хролова, пожалуй, наиболее рельефно осуществляет внутренний синтез конструкции, формы, декора, фактуры и т. д.


Вот эта целостность является одним из весьма существенных признаков современного декоративно-архитектурного направления в искусстве предметного мира.


Все эти качества превосходно увязаны с современной архитектурой. В уникальных интерьерах они подчеркивают и оттеняют их индивидуальность, в стандартных - контрастируют с типовой архитектурой, привнося в нее живость и человеческое тепло, становясь своего рода декоративным акцентом, красочной доминантой интерьера.


Последний по времени пример удачного использования "штучных" изделий, объединенных общим сюжетным замыслом, показал Б. Смирнов при оформлении небольшого банкетного зала ресторана "Невский" (1974) в Ленинграде. Здесь на торцевой стене в специальных витринах на фоне блестящей, теплой, текстурно обработанной меди выполнены композиции из прозрачного бесцветного хрусталя - "Осень", "Зима", "Весна". Каждая из композиций строится по единому художественному принципу - на медном "полу" укреплены металлические подставки , одетые в стекло. На этих подставках располагаются в свободной композиции прозрачные сосуды, а над ними на металлических проводках висят отдельные небольшие стеклянные произведения. В композиции "Весна", например, металлические подставки одеты в своего рода хрустальные балясины, напоминающие увеличенные ножки рюмок или архитектурные детали. На подставках установлены различной формы вазы и бутыли с вставленным в горло небольшими хрустальными букетами. Кое-где поверхность ваз тронута легкой гравировкой - как бы быстрым силуэтным карандашным рисунком без растушевки. А надо всем этим "летают" фигурки чертиков, птичек, амурчиков-путти с луками...


Таковы некоторые примеры использования отдельных штучных декоративных предметов или ансамблей предметов в современных интерьерах.


Н. Воронов. 1974 г. 

 

Последние публикации


  • Жан Кокто

    Поэт, драматург, киносценарист, либреттист, режиссер, скульптор... Трудно назвать такую творческую профессию, в которой не пробовал свои силы Жан Кокто, выдающийся деятель французского искусства.
    Подробнее
  • Сезанн от XIX к XX

    О Сезанне писали много. Современники ругали, издевались, возмущались. После смерти художника оценки стали более снисходительными, а затем и восторженными.   О жизни мастера сообщалось всегда мало. И действительно, жизнь Поля Сезанна не была богата событиями. Родился он в семье с достатком. Отец и слышать не захотел о занятиях сына живописью. Поль был послушен, сначала изучал юриспруденцию, затем сел за конторку банка и начал считать. Но творчество буквально обуревало Поля.   Он и страницы гроссбуха заполнял рисунками и стихами. Там записано, например, такое его двустишие:
    Подробнее
  • Жан Франсуа Милле век XIX

    Бескрайнее вспаханное поле. Утро. Перед нами вырастает молодой великан. Он неспешно шагает, широко разбрасывая золотые зерна пшеницы. Безмятежно дышит земля, влажная от росы. Это мир Жана Франсуа Милле...   Пытаемся догнать Сеятеля, но он уходит вперед. Мгновение - и мы бредем по тенистому, прохладному лесу. Прислушиваемся к разговору деревьев, треску хвороста, перестуку деревянных сабо... И снова мы в поле. Скирды, скирды. Жатва. Задыхаемся от жары, обливаемся потом, собирая колоски вместе с суровыми крестьянками, бронзовыми от загара.
    Подробнее

Популярное


  • Великий немой.

    Так называли кино, когда не было еще изобретена аппаратура для озвучивания фильмов. Ленты выпускались тогда в прокат беззвучными, без привычной нам звуковой дорожки, что змеится рядом с кадрами. Но на самом деле беззвучным кино никогда не было. Уже первые киноролики, отснятые изобретателями кино братьями Люмьерами, сопровождались во время показа игрой на фортепиано. И за все время, пока существовал немой кинематограф, без музыкальной иллюстрации не обходился ни один сеанс. Музыка всегда была душой немого фильма. Она одухотворяла тени на экране, безмолвно кричащие, бесшумно передвигающие, беззвучно целующиеся...
    Подробнее
  • Развитие стиля модерн в русской архитектуре конца 19 - начала 20 века.

    Стиль "модерн" возник в европейской архитектуре в последнем десятилетии 19 века как протест против использования в искусстве приемов и форм стилей прошлого. Зародился этот стиль в сфере художественной промышленности и был связан с попыткой создания новых художественных форм, осуществляемых промышленным способом. В Бельгии, Австрии и Германии появляются механизированные мастерские, предназначенные для выполнения предметов мебели и быта по эскизам художников. Из сферы прикладного искусства модерн вскоре распространяется на архитектуру и изобразительное искусство.
    Подробнее
  • «Золотой век» русского романса

    XIX век по праву считают «золотым веком» русского романса. Русский романс — действительно явление удивительное, неповторимое в своей прелести, силе чувства, искренности. Сколько красоты и правды в русском романсе! Какая глубина переживания! Одним из самых замечательных и богатых жанров русской музыки является романс, завоевавший наряду с оперой особую популярность в народе. Не только произведения великих мастеров — Глинки, Даргомыжского, Чайковского, Римского-Корсакова, Бородина, Рахманинова, — но и более скромные по своему значению произведения Алябьева, Варламова, Гурилева и других авторов песен и романсов до сих пор звучат в программах певцов, пользуясь неослабевающей любовью слушателей.
    Подробнее
| Карта сайта | Контакты |