Скульптура Пабло Пикассо

Большая птица 1961Как и многие выдающиеся мастера XX века (Матисс, Брак, Леже, Модильяни, Джакометти, Эрнст и другие), Пикассо был художником-универсалом. Его творче­ское наследие включает живопись, скульптуру, рисунки, керамику, гравюры, мону­ментальные и театральные работы. В скульптуре он выступал как первооткрыватель не менее активно, чем в живописи. Насчитывается несколько периодов в его биогра­фии, когда он почти полностью отдавался созданию трехмерных произведений, к которым принадлежат и «чистая» скульптура, и декоративная керамика, и прост­ранственные композиции.

 

Впервые Пикассо обратился к скульптуре в 1901 году, находясь в Барселоне. К са­мым ранним его работам относятся маленький этюд «Сидящая женщина» (1901, бронза), а также две известные бронзовые маски 1903 года: «Слепой певец» и «Пи­кадор со сломанным носом». Затем, уже в Париже в 1905 году, были вылеплены «Шут», «Женская голова (Фернанда)», «Алиса Дерен», «Женщина, расчесывающая волосы». Все эти работы, переведенные в бронзу, не порывают с традициями Родена, а по мировосприятию и эмоциональному настрою близки картинам «голубого пе­риода».

 

 1906—1909 годы отмечены воздействием на скульптуру Пикассо примитивов, афри­канской пластики, а затем и собственных кубистическнх открытий в живописи. «Женская голова» (1909, бронза) 2 является примером кубистического решения в трехмерном варианте. Сохраняется традиционное представление о скульптуре как цельной массе в пространстве, но поверхность решается динамическими гранями и круглящимися объемами. При этом достигается портретная выразительность пла­стического образа (моделью послужила Фернанда Оливье).

 

Следующее обращение мастера к скульптуре последовало в 1912 году. Пикассо, используя опыт кубистической живописи, создал ряд произведений, послуживших своеобразной «путевкой в жизнь» нескольким направлениям в западной скульптуре XX века. Мотивы этих работ совпадали с его живописными натюрмортами — гитара, скрипка, бокал, бутылка. Некоторые еще оставались настенными композициями, другие приобрели характер круглой скульптуры.

 

Многие произведения этого рода разрушились, так как выполнялись из бумаги и картона, а затем раскрашивались. Сохранились те, которые сделаны из дерева и металла.

 

Одна из таких композиций была представлена на выставке «Москва — Париж» («Гитара», 1914, раскрашенный листовой металл) 3. Эти «новинки» положили начало многочисленным созданиям из листового металла со сварными швами, получившими в наши дни распространение по всем мире. После визита в мастерскую Пикассо в двадцатые годы Б. Терновец писал: «...на полу лежат работы из дерева и железа 1913—1914 годов, те работы, с которыми познакомился Татлин при своих посещениях Пикассо в 1914 году; эти «натюрморты», как их называл Пикассо, явились несомненными родоначальниками нашего конструктивизма».

 

В 1914 году Пикассо впервые ввел в свои композиции готовые промышленные изде­лия, использовав их на этом этапе «по прямому назначению». Речь идет о бронзовом «Бокале абсента», существующем в шести вариантах, фактурных и цветовых, с включением в пластический образ ложки для сахара. Решая пространственную задачу кубистическим методом, художник «раскрыл» стенку бокала, показав уро­вень жидкости внутри. Это тоже стало «первой ласточкой» взаимопроникновения внешнего и внутреннего пространств в пластическом образе, что нашло свое разви­тие в скульптуре XX века.

 

П ПикассоПе меньший интерес представляет «Натюрморт» 1914 года — настенная композиция из раскрашенного дерева, где тем же приемом «открыта» стенка бокала, а вынесен­ная вперед полка-стол декорирована «натуральной» тесьмой с бомбошками. Эта работа Пикассо отличается сбалансированностью масс и пространственных выходов формы, благородством раскраски, остроумными деталями, как, например, на­стоящие гвозди, крепящие ручку ножа, и слегка просверленные незакрашенные уг­лубления в дереве для придания «ноздреватости» хлебу. В этот период, практиче­ски одновременно с Архипенко, Арпом и другими, Пикассо ввел цвет в обиход скульптуры. Его кубистические трехмерные произведения, несомненно, соотносят­ся с живописными полотнами; в пластике идеи кубизма находят полновесное во­площение благодаря реальности, а не иллюзорности пространственных построений.

 

После интервала в несколько лет художник вновь берется за скульптуру, чтобы уже не оставлять этого занятия. К 1928 — 1929 годам относится конструкция из про­волоки, экспонированная на выставке «Москва — Париж»; «прообразом» конструк­ции были схематические рисунки 1924 года, опубликованные позже в качестве ил­люстраций к «Неведомому шедевру» О. Бальзака. Эта маленькая работа, по своей сути стереометрический рисунок из сварного металла, явилась предтечей крупно­масштабных сложнейших металлических пространственных сооружений, созданных в 50 — 60-е годы в разных стилистических манерах европейскими и американскими художниками.


На рубеже 20 — 30-х годов Пикассо реализует в скульптуре и идеи, совпадающие с его сюрреалистическими картинами. Он работает в разных материалах — дереве, гипсе, металле, раскрашивает дерево и покрывает песком гипс и картон;, добиваясь своеобразных эффектов фактуры. В это время появляются и первые ассамбляжи, собранные из различных предметов, кусков и обломков, а затем отлитые в бронзе. Удивительная изобретательность, способность увидеть в обычной вещи никому не­ведомые качества, чувство юмора, воплотившиеся в этих произведениях Пикассо, вызывают недоумение зрителя. Первой такой работой была большая композиция «Женщина в саду», сделанная вместе с Хулио Гонсалесом, другом и соотечествен­ником Пикассо, прекрасно владевшим техникой сварки.

 

В 1932 году, купив в Буажелу дом со всеми службами, Пикассо переделывает каретный сарай под скульптурную мастерскую и там работает над крупными веща­ми в глине и гипсе для последующего перевода в бронзу. В Буажелу были созданы монументальные «Женские головы», одна из которых экспонировалась в 1937 году одновременно с «Герникой» в павильоне Испании на Международной выставке в Париже. К этому времени относятся и первые анималистические произведения Пикассо в скульптуре («Петух», «Голова коровы»).

 

В период немецко-фашистской оккупации Франции Пикассо находился в Париже, общался только с близкими людьми и много работал в скульптуре. Он собирал свои композиции из предметов, найденных среди мусора, обломков машин, кусков труб, выброшенных детских игрушек и так далее. По ночам друзья на тачке отво­зили эти ассамбляжи к литейщикам, а потом, тоже в темноте, доставляли обратно бронзовые отливки.

 

Коза П ПикассоТак была создана знаменитая «Голова быка» (1943, бронза), скомпонованная из велосипедного седла и руля. Пикассо рассказывал уже после войны: «...Помните голову быка, которую я недавно выставлял? Вот как она возникла: я заметил в каком-то углу сиденье и руль велосипеда, лежавшие так, что напоминали бычью го­лову. Я соединил эти два предмета определенным образом. Так я сделал ручки руля и седло головой быка, которую каждый узнает. Метаморфоза была соверше­на, а мне хотелось бы, чтобы произошла и метаморфоза в обратном смысле. Если бы моя бычья голова оказалась в куче мусора, может быть, однажды какой-нибудь мальчишка сказал бы: «Тут валяется что-то такое, из чего можно сделать хороший руль для моего велосипеда...» Таким образом могла бы произойти двойная мета­морфоза». Позже он говорил: «...Что удивительно в бронзе, так это единство, которое она может придать самым разным объектам; иногда даже трудно распознать элементы, составляющие целое. Но тут есть и опасность: если бы вы уже не видели ничего, кроме головы быка, — ни велосипедного седла, ни руля, которые ее образо­вали, — скульптура утратила бы интерес».

 

В 1944 году была вылеплена большая статуя «Человек с ягненком», позже установ­ленная на центральной площади в Валлорисе. Тогда же создана бронзовая «Голова смерти». Эти работы, несомненно, являются выражением мыслей и чувств, вызван­ных второй мировой войной. «Человек с ягненком» прямо ассоциируется с гумани­стическими представлениями о добре и человечности, в то время как «Голова смер­ти» — череп с зияющими глазницами — отождествляется с мыслями о страданиях и жестокости, вызванных войной.

 

М. В. Алпатов пишет: «Пикассо с честью выполнил свой долг, не отрекся от того, что составляло призвание художника. Вступая в Коммунистическую партию Фран­ции в 1944 году, он делает заявление: «Мое вступление в Коммунистическую пар­тию — Логическое следствие всей моей жизни, всего моего творчества... Я пробовал по-своему сказать то, что я считаю самым правдивым и справедливым, и это, естественно, самое прекрасное...».

 

Увлечение пластическими метаморфозами не оставило художника и после войны.


В 50-е годы он компонует из печных дверок, ободов колес, труб, старых башмаков, корзин, гофры и другого утиля «Девочку со скакалкой» и «Женщину с детской ко­ляской». Возникают и прекрасные по выразительности изображения птиц и живот­ных («Сова», «Голубь», «Коза», «Бабуин с детенышем», «Бык», «Журавль» и дру­гие), а также натюрморты «Цветы в вазе» и «Ваза с цветком». Все эти произведе­ния переведены в бронзу, чем достигнуто то единство, о котором упоминал Пикас­со. Трудно поверить, что ребра тощей козы со вздутым животом образованы ста­рой корзиной, а выразительная голова бабуина состоит из двух поломанных игру­шечных автомобилей.

 

Неуемная, окрашенная иронией фантазия Пикассо проявилась и при создании в 60-х годах раскрашенных скульптур из листового железа. Сначала он складывал, вырезал и раскрашивал бумагу или картон, в результате чего появились женские головы в мантильях, обезьяны, совы, петухи, стоящие фигуры. По таким моделям выкраивался, выгибался и расписывался металлический лист. Некоторые из этих работ были использованы в качестве эскизов для монументальных сооружений из железобетона или стали, как, например, композиция из сварного металла для Чи­кагского общественного центра.

 

С 1948 года Пикассо много работал в керамической мастерской Жоржа Рамье в В аллорисе, где им были созданы сотни произведений—скульптурных, декоратив­ных, утилитарных. Его «изделия» отличаются неповторимостью формы и самобыт­ностью росписи. Смелость Пикассо в обращении с керамикой поражала керамистов- профессионалов. Сырой сосуд, сошедший с гончарного круга, попадая в его руки., превращался в женскую фигуру, птицу, кентавра или иное странное существо, ко­торые обретали окончательное выражение после росписи и обжига.

 

Керамика привлекала Пикассо возможностью соединения живописи и скульптуры в одной вещи; не меньший интерес вызывала у него и утилитарность ваз, тарелок, черепицы и даже кирпичей, которые он увлеченно расписывал, придавая всем этим предметам художественную ценность. Для скульптуры он использовал и пласт, и полый кирпич, и лепку из керамической глины, и гончарный круг. В росписи Пикассо тоже ни от чего не отказывался — употреблял и глазури, и эмали, и ангобы, иногда оставлял глину чистой, а порой сплошь покрывал поверхность живописью. Роспись всегда усиливала смысловую нагрузку, выразительность и декоративный эффект.

 

И в этой области изобретательность и безудержная фантазия Пикассо делали его произведения неожиданными, эмоциональными и интригующими.

 

Следует сказать, что Пикассо весьма редко выставлял свои скульптурные работы. Лишь в связи с 85-летием художника в Париже, Лондоне и Нью-Йорке были орга­низованы специальные выставки скульптуры Пикассо, включившие более двухсот экспонатов. Он очень неохотно расставался с этими работами, и многие поступили в музеи только после упомянутых выставок. Этим, вероятно, объясняются и разно­чтения в названиях и датах, о которых уже говорилось. Популярностью пользова­лись, в основном, бронзы, отливавшиеся сразу в нескольких экземплярах.

 

Все грандиозное наследие Пикассо, одного из величайших художников XX века, свидетельствует об огромном таланте, горячем темпераменте, одержимости в рабо­те, которые определили и противоречивость его искусства, и общественный канал, и необычайное даже для нашего времени многообразие его творческих интересов.

 

Скульптурные произведения Пикассо доказывают его постоянное стремление к не­изведанному, которое увенчивалось открытиями новых возможностей пластики как 8 отношении форм, так и в отношении использования материалов — и традицион­ных, и, казалось бы, «противопоказанных» этому виду искусства.

 

В его скульптуре впервые нашли свае выражение такие особенности, которые оп­ределяются специалистами как признаки современной пластики (новая метафорич­ность, предмет, возведенный в степень искусства, новый подход к монументу, новые пропорции, новые фактуры, взаимосвязь внутреннего и внешнего пространств, ис­пользование цвета, отказ от пьедестала, новое понимание рельефа и т. д.).

 

Создателя «Герники» и «Человека с ягненком», «Девочки на шаре» и рисунков к книге стихов Элюара «Лицо мира», чистых детских образов, как портреты сына, и «Головы смерти» невозможно заподозрить в отсутствии любви к жизни, к человеку. Он обладал способностью «выразить в искусстве человека прекрасного, сча­стливого или же искаженного страданием, но всегда действенного, готового все пе­реиначить на свой лад — человека-творца... Пикассо — выразитель нашего времени, с его дерзкой готовностью заставить реки изменить направление, перекрыть прост­ранства океанов, перебросить мосты между континентами».


Н. Дубовицкая

 

Последние публикации


  • Жан Кокто

    Поэт, драматург, киносценарист, либреттист, режиссер, скульптор... Трудно назвать такую творческую профессию, в которой не пробовал свои силы Жан Кокто, выдающийся деятель французского искусства.
    Подробнее
  • Сезанн от XIX к XX

    О Сезанне писали много. Современники ругали, издевались, возмущались. После смерти художника оценки стали более снисходительными, а затем и восторженными.   О жизни мастера сообщалось всегда мало. И действительно, жизнь Поля Сезанна не была богата событиями. Родился он в семье с достатком. Отец и слышать не захотел о занятиях сына живописью. Поль был послушен, сначала изучал юриспруденцию, затем сел за конторку банка и начал считать. Но творчество буквально обуревало Поля.   Он и страницы гроссбуха заполнял рисунками и стихами. Там записано, например, такое его двустишие:
    Подробнее
  • Жан Франсуа Милле век XIX

    Бескрайнее вспаханное поле. Утро. Перед нами вырастает молодой великан. Он неспешно шагает, широко разбрасывая золотые зерна пшеницы. Безмятежно дышит земля, влажная от росы. Это мир Жана Франсуа Милле...   Пытаемся догнать Сеятеля, но он уходит вперед. Мгновение - и мы бредем по тенистому, прохладному лесу. Прислушиваемся к разговору деревьев, треску хвороста, перестуку деревянных сабо... И снова мы в поле. Скирды, скирды. Жатва. Задыхаемся от жары, обливаемся потом, собирая колоски вместе с суровыми крестьянками, бронзовыми от загара.
    Подробнее

Популярное


  • Великий немой.

    Так называли кино, когда не было еще изобретена аппаратура для озвучивания фильмов. Ленты выпускались тогда в прокат беззвучными, без привычной нам звуковой дорожки, что змеится рядом с кадрами. Но на самом деле беззвучным кино никогда не было. Уже первые киноролики, отснятые изобретателями кино братьями Люмьерами, сопровождались во время показа игрой на фортепиано. И за все время, пока существовал немой кинематограф, без музыкальной иллюстрации не обходился ни один сеанс. Музыка всегда была душой немого фильма. Она одухотворяла тени на экране, безмолвно кричащие, бесшумно передвигающие, беззвучно целующиеся...
    Подробнее
  • Развитие стиля модерн в русской архитектуре конца 19 - начала 20 века.

    Стиль "модерн" возник в европейской архитектуре в последнем десятилетии 19 века как протест против использования в искусстве приемов и форм стилей прошлого. Зародился этот стиль в сфере художественной промышленности и был связан с попыткой создания новых художественных форм, осуществляемых промышленным способом. В Бельгии, Австрии и Германии появляются механизированные мастерские, предназначенные для выполнения предметов мебели и быта по эскизам художников. Из сферы прикладного искусства модерн вскоре распространяется на архитектуру и изобразительное искусство.
    Подробнее
  • «Золотой век» русского романса

    XIX век по праву считают «золотым веком» русского романса. Русский романс — действительно явление удивительное, неповторимое в своей прелести, силе чувства, искренности. Сколько красоты и правды в русском романсе! Какая глубина переживания! Одним из самых замечательных и богатых жанров русской музыки является романс, завоевавший наряду с оперой особую популярность в народе. Не только произведения великих мастеров — Глинки, Даргомыжского, Чайковского, Римского-Корсакова, Бородина, Рахманинова, — но и более скромные по своему значению произведения Алябьева, Варламова, Гурилева и других авторов песен и романсов до сих пор звучат в программах певцов, пользуясь неослабевающей любовью слушателей.
    Подробнее
| Карта сайта | Контакты |