Саттим-товохче из Гурумсарая.

Есть предание о возникновении в Гурумсарае гончарного промысла. У хана-де была любимая пиала, которую охранял особый страж. Однажды пиалу все же не углядели, и она разбилась.


Огорченный хан велел кликнуть по всей земле: мастер, который сделает пиалу не хуже той, любимой, будет награжден щедро, а оплошает - пусть пеняет на себя. Многим дерзнувшим пришлось отрубить головы, покуда не назвался некий мальчишка, потрафивший, наконец, ханскому капризу. Утверждают, что происходил он их Гурумсарая...


Неожиданно подъехав к воротам в глиняной стене, мы застали усто Саттимова врасплох, что по местным правилам приличия было совсем невежливо, но интересно. Вместе с младшим братом он сидел за чархом и формовал небольшие тарелки. В родном кишлаке мастера и называют Саттим-товхоче, тарелочник.


Ляганы Саттимова стали известны сравнительно недавно, но сразу же завоевали мастеру славу. Они отличаются не столько изобразительностью узора, сколько удивительным, неповторимым по глубине и интенсивности сине-бирюзовым цветом.


Керамика Саттимова полна буйной, стихийной силы. Мастер варьирует цветовую напряженность, интуитивно добиваясь пространственной глубины. Иногда он нагружает центр, облегчая широкую кайму, но чаще наоборот: кайма покрыта темно-синим прихотливым узором, а центр блюда остается свободным, лишь слегка тронутым прозрачной, нежной, голубоватой краской, Саттимов оперирует всего лишь тремя цветами: по белой основе он прокладывает коричневый контур узора, заливая его синим. Однако в этом перечислении отнюдь нет жесткости разграничения. Нескончаемые вариации синего, лазурного, бирюзового, смешение синего и коричневого в белом фоне определяют цветовое единство и гармонию саттимовских изделий, придавая им мощное мажорное звучание.


Стихия цвета в то же время не захлестывает мастера, он направляет ее поток, вводя в композицию четкую структурность. Чаще всего в гурумсарайской керамике применяется бордюр из гребней - "тарокзанжира". Этот узор конструктивен на бортах блюд и на краях чаш с обратной (видной) стороны. Узор гребня "тарокгул" служит для росписи дна блюд.


Иногда не дне лягана помещают изображение чойдиша. Вульгарное объяснение этого довольно распространенного орнаментального мотива говорит, что чойдиш, открывающийся на дне пустеющего лягана, должен служить напоминанием, что после плова следует отведать чая. Уважающие свое искусство мастера едва ли опускались до пустого анекдота.


Саттимов часто оставляет днище товохча-тарелки, небольшого лягана или косы совершенно открытым, помещая на светлом фоне изящную розетку, всегда написанную прозрачней и легче, чем борта, и похожую на раскрытый цветок горной фиалки.


Небольшого роста, ловкий и подвижный Саттим-товохче чем-то напоминает гиждуванца усто Усмана Умарова. Может быть, характером быстрого и точного взгляда, может быть, природной элегантностью.


Бережно мастер принес в ладонях ишкор - поташ, добываемый из золы особых растений. Корешки собирают осенью, потом, прежде чем растирать, пережигают их. Нужно точно знать и сроки сбора, и пропорции, и угадывать температуру обжига. Много нужно знать и помнить в этом и кроется искусство народного мастера. Скажем, на вопрос, почему он не делает сейчас большие вещи. Саттимов ответил, что еще весна, и солнце плохо просушивает толстый слой глины. Оборудование саттимовской мастерской примитивно, но именно так работали поколения прославленных кулолов. И наверно, эта простота оборудования связывала мастера с материалом, сохраняя бесценное единство в условиях разделения труда и процессов производства, утрачиваемое профессиональным искусством.


Саттимов показал нам тяжелую камнемолку, где дробят октош - белый камень, и два плоских камня-жернова, верхний из которых вращается при помощи укрепленной в петле палки. Таким образом растирают в порошок ишкор - ту составную, которая придает глазури стекловидную прозрачность, выявляющую в саттимовской керамике сине-морскую зеленоватость меди и коричневую графику железа.


Усто Саттимов охотно проводил нас к одному из своих учеников - Мухтару Рахимову. Сорокапятилетний, уже имеющий своего способного ученика, Рахимов заметно волновался, когда сдвинув това (крышку верхнего отверстия), приоткрыл гончарную печь, в жаркой глубине которой уже начинали мерцать расплавленной глазурью небольшие блюда и косы. Несколькими днями спустя я видел то, что вышло из обжига, - это было превосходно. Даже опытному глазу было уже трудно отыскать различие между работами самого Саттимова и его ученика.


В мастерской третьего гурумсарайского кулола Махсуд-али Турапова было душно и влажно, пахло мокрой глиной: на полках в ровной температуре, чтоб не было трещин, медленно сохли ляганы и косы. Турапов с наивной гордостью похвастался, что может расписать за день двадцать ляганов. Это огорчило.


Здесь выступили две тенденции. Усто Саттимов делает за год двадцать пять, от силы тридцать первоклассных, высокохудожественных произведений. Система Художественного фонда освободила настоящих мастеров от необходимости "гнать массовку". Работы закупаются для салонов по относительно высоким ценам. Мастеру работающему для Худфонда, разрешено иметь собственную печь, и он освобождается от налогов. В свете этих практических условий оказывается прав Саттимов, добивающийся художественного качества, и неправ несомненно одаренный Турапов, подчас пренебрегающий качеством ради количества. К сожалению, на местах еще не всегда принимают истинную ценность труда народных мастеров, не осознавая как гордость и достояние национальной культуры. Редчайшие, родниковые способности народных мастеров зачастую разбазаривают, приравнивая их художественное творчество к заурядному ремесленному производству.


Ю. Халаминский. 1974 г.

 

Последние публикации


  • Жан Кокто

    Поэт, драматург, киносценарист, либреттист, режиссер, скульптор... Трудно назвать такую творческую профессию, в которой не пробовал свои силы Жан Кокто, выдающийся деятель французского искусства.
    Подробнее
  • Сезанн от XIX к XX

    О Сезанне писали много. Современники ругали, издевались, возмущались. После смерти художника оценки стали более снисходительными, а затем и восторженными.   О жизни мастера сообщалось всегда мало. И действительно, жизнь Поля Сезанна не была богата событиями. Родился он в семье с достатком. Отец и слышать не захотел о занятиях сына живописью. Поль был послушен, сначала изучал юриспруденцию, затем сел за конторку банка и начал считать. Но творчество буквально обуревало Поля.   Он и страницы гроссбуха заполнял рисунками и стихами. Там записано, например, такое его двустишие:
    Подробнее
  • Жан Франсуа Милле век XIX

    Бескрайнее вспаханное поле. Утро. Перед нами вырастает молодой великан. Он неспешно шагает, широко разбрасывая золотые зерна пшеницы. Безмятежно дышит земля, влажная от росы. Это мир Жана Франсуа Милле...   Пытаемся догнать Сеятеля, но он уходит вперед. Мгновение - и мы бредем по тенистому, прохладному лесу. Прислушиваемся к разговору деревьев, треску хвороста, перестуку деревянных сабо... И снова мы в поле. Скирды, скирды. Жатва. Задыхаемся от жары, обливаемся потом, собирая колоски вместе с суровыми крестьянками, бронзовыми от загара.
    Подробнее

Популярное


  • Великий немой.

    Так называли кино, когда не было еще изобретена аппаратура для озвучивания фильмов. Ленты выпускались тогда в прокат беззвучными, без привычной нам звуковой дорожки, что змеится рядом с кадрами. Но на самом деле беззвучным кино никогда не было. Уже первые киноролики, отснятые изобретателями кино братьями Люмьерами, сопровождались во время показа игрой на фортепиано. И за все время, пока существовал немой кинематограф, без музыкальной иллюстрации не обходился ни один сеанс. Музыка всегда была душой немого фильма. Она одухотворяла тени на экране, безмолвно кричащие, бесшумно передвигающие, беззвучно целующиеся...
    Подробнее
  • Развитие стиля модерн в русской архитектуре конца 19 - начала 20 века.

    Стиль "модерн" возник в европейской архитектуре в последнем десятилетии 19 века как протест против использования в искусстве приемов и форм стилей прошлого. Зародился этот стиль в сфере художественной промышленности и был связан с попыткой создания новых художественных форм, осуществляемых промышленным способом. В Бельгии, Австрии и Германии появляются механизированные мастерские, предназначенные для выполнения предметов мебели и быта по эскизам художников. Из сферы прикладного искусства модерн вскоре распространяется на архитектуру и изобразительное искусство.
    Подробнее
  • «Золотой век» русского романса

    XIX век по праву считают «золотым веком» русского романса. Русский романс — действительно явление удивительное, неповторимое в своей прелести, силе чувства, искренности. Сколько красоты и правды в русском романсе! Какая глубина переживания! Одним из самых замечательных и богатых жанров русской музыки является романс, завоевавший наряду с оперой особую популярность в народе. Не только произведения великих мастеров — Глинки, Даргомыжского, Чайковского, Римского-Корсакова, Бородина, Рахманинова, — но и более скромные по своему значению произведения Алябьева, Варламова, Гурилева и других авторов песен и романсов до сих пор звучат в программах певцов, пользуясь неослабевающей любовью слушателей.
    Подробнее
| Карта сайта | Контакты |