Самарканд. Джизак.

 

В Джизаке, небольшом зеленом городке, расположенном неподалеку от Самарканда, работают несколько гончаров, создающих керамическую посуду чрезвычайно простого, обаятельного стиля. Удивительное единство этого стиля объясняется тем, что здесь помимо стабильности технологии и колористической гаммы, по существу, всегда повторяется один и тот же орнаментальный рисунок, варьируемый в деталях.


Керамика Джизака - зелено-коричневого типа. Рисунок наносится здесь желтой и зеленой красками на бело-желтоватый ангоб.


Черепок джизакской посуды в соединении с желтовато-белым ангобом при дальнейшем обжиге дает очень красивый фон, напоминающий цвет хорошо подрумянившегося пирога. К одному краю он бывает более спекшимся, темным, к другому - более светлым. Неравномерность обжига тут становится не дефектом, а источником особой выразительности.


Замечательно увязывается с этим фоном броский орнаментальный рисунок, наносящийся всегда в ритмическом чередовании коричневого и зеленого. Композиции предельно просты. Выделяются дно и кайма. На всей плоскости дна обычно располагается крупный четырехлистник или шестилистник, иногда в виде вертуна, ритмически повторяющего очертания дна. Кайма состоит из ряда больших на всю плоскость борта треугольников или просто из ритмически следующих друг за другом коричневых и зеленых полосок. Эти мотивы древнего геометрического орнамента обычно в современной керамике гравируются. Они предельно, по-первобытному, ритмически односложны. Их простота становится особенно по-детски обаятельно-трогательной и вместе с тем остро воздействующей, когда они исполняются в джизакской керамике живописно.


Творцом современной джизакской росписи является старый гончар Арипджан Рахимджанов. Этот мастер не обладает той широкой восточной образованностью художника-ремесленника, которая свойственна бухарскому мастеру Умарову, ни тем чувством современности, которое отличает Нарзуллаева. Он не обладает и традиционным профессионализмом наккоша и не может, например, нарисовать свой орнамент на бумаге. Художественные формы его керамического декора неразвиты и в этом смысле примитивны. Однако при всей наивности этого искусства оно имеет за собой вековые традиции понимания законов декоративной росписи, традиции безошибочно угадываемого красочного ритма и точно найденной центрической композиции.


В рамках доступного Рахимджанову круга декоративных образов он очень искусен. За непринужденностью эскизно-живописной манеры чувствуется уверенность огромного опыта, безусловность расчета масштабов, пропорций.


Характерно, что джизакская керамика отличается относительно высокой технологической качественностью. Блюда и чаши хороших пластических форм тщательно выточены, черепок обладает легкостью, которой не хватает современной массовой народной керамике.


В керамической мастерской Джизакского райпотребсоюза работают три мастера: Исамбай Халматов, Маматкул Камилов, Хазраткул Адилов. Все они ученики Рахимджанова и делают массовую посуду в традициях своего учителя.


При первом взгляде на джизакские блюда художники и искусствоведы невольно вспоминают керамику Пикассо. Действительно, в росписях ультра европейца Пикассо и простого народного мастера из Джизака есть известное сходство. В керамике Пикассо, вдохновляющегося образцами народного искусства, древними крито-микенскими, египетскими, латино-американскими керамическими росписями , много интересного и даже блестящего. В борьбе с эклектизмом, с эрзацами декоративности , с безвкусной, мещанской пышностью в буржуазном керамическом искусстве Запада творчество Пикассо, давшее импульсы развития многим современным европейским художникам-керамистам, занимает выдающееся место. Однако, отдавая должное Пикассо-керамисту, все-таки нельзя не сказать, что в его росписях в большей или меньшей степени, но довольно часто ощущается налет искусственности, некоторой нарочитости, как бы подделки под народное искусство - того, что можно назвать чертами псевдопримитивизма. И это особенно ощутимо в сравнении с подлинными образцами народной керамики, которые так выразительно представляют джизакские блюда.


В Узбекистане приходилось слышать, что блюда, подобные джизакским, два-три десятка лет назад производились в Самарканде. Может быть, так оно и было, но ничего подобного в современной самаркандской керамике мне увидеть не удалось. Никаких следов такого типа керамики нет и в Самаркандском музее.


Пожалуй, самая характерная черта нынешней самаркандской керамики - это поиски нового, стремление к воскрешению в современной интерпретации древних керамических традиций.


Е. М. Пещерева отмечает, что вследствие экономического и политического упадка, который пережил Самарканд в XVIII веке, здесь в новое время не создавалось устойчивой традиции керамического искусства. В XIX веке сюда приезжали работать мастера из самых различных районов, в том числе из Ферганской долины. Вероятно, это сказалось на непостоянстве и разнохарактерности орнаментации и расцветки самаркандской керамики.


Среди современных блюд встречаются орнаментальные мотивы подобные шахрисябзским, - композиции из больших разноцветных кругов или бодомов, располагающихся на всем блюде. Отмечаются и центрические компоновки с каймами, воспроизводящими прототипы гиждуванских бордюров, хотя при этом в центре может быть и совершенно оригинальный мотив из двух красочных сердечек. Широко применяется гравированная обводка элементов орнамента, однако она, так же как в Шахрисябзе, носит скорее вспомогательный характер. Манера росписи в Самарканде - свободно-живописная, несколько небрежная.


Одновременно в самаркандской керамике распространен такой типичный риштанский мотив, как куст с тремя гранатами или стилизованная композиция того же мотива в виде розетки из трех гранатов и трех кругов - "бычий глаз". Встречаются здесь и характерные риштанские мотивы, правда, в огрубленном виде.


Сходство с риштанской керамикой можно усмотреть и в том, что роспись преимущественно наносится по белому ангобу, имеющему лимонно-кремовый оттенок. Характерна и любовь к сине-голубой гамме.


А. Ю. Якубовский отмечал, что самаркандское гончарство XIX века занимает как бы промежуточное положение между полихромной зеравшанской и монохромной ферганской керамикой. Это положение сохраняется и сейчас.


Самая интересная черта современной самаркандской керамики - ее устремленность к поискам новой орнаментики.
Мотивы хлопка в виде раскрывшейся белой коробочки широко вводятся сейчас в традиционную орнаментику всеми керамистами Узбекистана. Особенно часто эти мотивы встречаются в декоре именно самаркандской керамики. Так, например, блюдо с белой коробочкой хлопка в центре и восемью рассыпавшимися вокруг характерными резными хлопковыми листьями. Часто употребляется для кайм мотив ислими, завитки которого оканчиваются коробочками хлопка.


На базаре в Самарканде мне попалось блюдо с голубем Пикассо, написанным белым ангобом по голубому фону в сочетании с лаконичной геометрической каймой. Этот мотив был выполнен безвестным самаркандским мастером размашисто, с некоторой приблизительностью, почти всегда отличающей трактовку нового и малознакомого. Но в его решении, пожалуй, больше декоративной целостности, чем в трактовке того же мотива у Ибодилло Нарзуллаева.


Постоянные поиски нового отличают творчество крупнейшего самаркандского мастера, народного художника УзССР Усто Умаркула Джуракулова (род. в 1893 г.).


Творческий путь Джуракулова начинается в конце 1920-х годов. В 1930-х годах Усто Умаркул Джуракулов занимался преимущественно росписью блюд. Среди этих росписей есть традиционные мотивы, есть и новые, но все они несут печать творческого дара мастера, дара мягкого, нежного, лиричного. Очень выразительны его блюда с характерным мотивом риштанской и самаркандской керамики XIX - XX веков - изображением плакучей ивы. Скользящий ритм тоненьких веточек, стилизованных в такт круглящимся формам блюда, мягкие, расплывающиеся контуры голубого и светло-коричневого придают рисунку на блюде какое-то грустно-трогательное настроение. На дно другого блюда Джуракулов с графичной тщательностью вписал силуэт фасада медреса Шир-Дор. В ранний период творчества мастера складывается и оригинальная композиция из орнаментального мотива бабочек - в центре они образуют своего рода розетку и затем, ритмично чередуясь с цветочными звездочками, повторяются в кайме.


Джуракулову присуще тонкое чувство формы. Все его произведения, начиная с самых ранних, отличаются редким разнообразием и мастерской выделкой. Джуракулов по характеру своего творческого дарования - керамист-скульптор. Если вначале он лишь сопровождал свои росписи контурным процарапыванием в духе гиждуванского декора, то в 40-е годы, наоборот, начал подчинять всю роспись глубоко процарапанному по сырому ангобу узору. Соответственно резко меняется в этот период и сам характер его орнамента, он становится упрощенно-геометрическим, даже архаичным. Такой контррельефный узор, слегка подкрашенный и покрытый глазурью иногда сероватого, иногда коричневого тона, приобретал серебрящуюся переливчатость и отчетливую красоту фактуры. Постепенно Джуракулов стал широко пользоваться рельефным штампованным орнаментом, по которому он сверху наносит роспись и глазурь. Глиняные штампы-колыбы для этих орнаментов мастер искусно вырезает сам.


Фигурные сосуды и игрушки занимают сейчас большое место в творчестве мастера. Важно отметить, что поиски новых форм у Джиракулова окрашены историческими увлечениями. Он сознательно стремится к творческому воскрешению старых, давно исчезнувших форм. Таковы его сосуды в виде птиц (урдак - утка), которые в свое время служили для вина, большие и маленькие фигурные кувшины (офтоба), носики которых вылеплены то в виде головы попугая, то соловья, то какой-то фантастической птицы. Таковы и его затейливо изогнувшиеся грозные драконы, смешные баранчики, оседланные лошадки, восходящие к прототипам народных игрушек, подобных игрушкам кишлака Убы.


Поиски нового в творчестве Джуракулова определяются прежде всего наследием. Причем он обращается к наследию узбекистанской керамики всех районов. Однако главный источник его вдохновения - древнейшее наследие самаркандской керамики. Мастерская Джуракулова, расположенная на высоком холме, с которого открывается незабываемый вид на Регистан, заполнена многочисленными осколками и фрагментами керамики, найденными самим хозяином на Афрасиабе. Они не просто украшают его мастерскую, а служат источником новых экспериментов и новых поисков орнаментальных решений и колористических сочетаний.


В последнее время мастера особенно заинтересовали секреты древней росписи черной краской по светлому фону под желтоватой прозрачной глазурью. Пытаясь воспроизвести эту гамму, Джуракулов получил очень красивую керамику розовато-сероватого тона с изящно расплывающимися черными пятнами рисунка.


Ретроспективные увлечения органично сливаются в творчестве Джуракулова с новаторством. Черной росписью он декорировал целый ансамбль посуды - восточный чайный сервиз (блюдо, чайник, шесть пиал, шокоса и дукки-коса), создание которого в такой совокупности не было принято в традиционном гончарстве.


Усто Умаркул Джуракулов - мастер ярко выраженной и очень цельной индивидуальности. Это новый тип народного художника-керамиста. Он как бы соединяет в себе качества и народного художника и современного мастера-профессионала, имеющего определенную творческую программу.


Л. Жадова. 1963 г.

 

Последние публикации


  • Жан Кокто

    Поэт, драматург, киносценарист, либреттист, режиссер, скульптор... Трудно назвать такую творческую профессию, в которой не пробовал свои силы Жан Кокто, выдающийся деятель французского искусства.
    Подробнее
  • Сезанн от XIX к XX

    О Сезанне писали много. Современники ругали, издевались, возмущались. После смерти художника оценки стали более снисходительными, а затем и восторженными.   О жизни мастера сообщалось всегда мало. И действительно, жизнь Поля Сезанна не была богата событиями. Родился он в семье с достатком. Отец и слышать не захотел о занятиях сына живописью. Поль был послушен, сначала изучал юриспруденцию, затем сел за конторку банка и начал считать. Но творчество буквально обуревало Поля.   Он и страницы гроссбуха заполнял рисунками и стихами. Там записано, например, такое его двустишие:
    Подробнее
  • Жан Франсуа Милле век XIX

    Бескрайнее вспаханное поле. Утро. Перед нами вырастает молодой великан. Он неспешно шагает, широко разбрасывая золотые зерна пшеницы. Безмятежно дышит земля, влажная от росы. Это мир Жана Франсуа Милле...   Пытаемся догнать Сеятеля, но он уходит вперед. Мгновение - и мы бредем по тенистому, прохладному лесу. Прислушиваемся к разговору деревьев, треску хвороста, перестуку деревянных сабо... И снова мы в поле. Скирды, скирды. Жатва. Задыхаемся от жары, обливаемся потом, собирая колоски вместе с суровыми крестьянками, бронзовыми от загара.
    Подробнее

Популярное


  • Великий немой.

    Так называли кино, когда не было еще изобретена аппаратура для озвучивания фильмов. Ленты выпускались тогда в прокат беззвучными, без привычной нам звуковой дорожки, что змеится рядом с кадрами. Но на самом деле беззвучным кино никогда не было. Уже первые киноролики, отснятые изобретателями кино братьями Люмьерами, сопровождались во время показа игрой на фортепиано. И за все время, пока существовал немой кинематограф, без музыкальной иллюстрации не обходился ни один сеанс. Музыка всегда была душой немого фильма. Она одухотворяла тени на экране, безмолвно кричащие, бесшумно передвигающие, беззвучно целующиеся...
    Подробнее
  • Развитие стиля модерн в русской архитектуре конца 19 - начала 20 века.

    Стиль "модерн" возник в европейской архитектуре в последнем десятилетии 19 века как протест против использования в искусстве приемов и форм стилей прошлого. Зародился этот стиль в сфере художественной промышленности и был связан с попыткой создания новых художественных форм, осуществляемых промышленным способом. В Бельгии, Австрии и Германии появляются механизированные мастерские, предназначенные для выполнения предметов мебели и быта по эскизам художников. Из сферы прикладного искусства модерн вскоре распространяется на архитектуру и изобразительное искусство.
    Подробнее
  • «Золотой век» русского романса

    XIX век по праву считают «золотым веком» русского романса. Русский романс — действительно явление удивительное, неповторимое в своей прелести, силе чувства, искренности. Сколько красоты и правды в русском романсе! Какая глубина переживания! Одним из самых замечательных и богатых жанров русской музыки является романс, завоевавший наряду с оперой особую популярность в народе. Не только произведения великих мастеров — Глинки, Даргомыжского, Чайковского, Римского-Корсакова, Бородина, Рахманинова, — но и более скромные по своему значению произведения Алябьева, Варламова, Гурилева и других авторов песен и романсов до сих пор звучат в программах певцов, пользуясь неослабевающей любовью слушателей.
    Подробнее
| Карта сайта | Контакты |