Первый период после передачи Венской мануфактуры государству.

 

Фарфор ВеныПереход мануфактуры в собственность государства повлек за собою организационные изменения и новые порядки. Цены на изделия стало устанавливать руководство. Безупречно роскошные предметы теперь поступали в продажу по цене выше себестоимости на 50 процентов, изделия средние по качеству - на 30 и изделия с изъяном - на 20 или 15 процентов. В 1749 году запасы сырья, приобретенные еще дю Пакье, иссякли. Новую массу стали приготовлять из пассауской земли, к которой, чтобы сделать фарфор белее и тоньше, примешивали землю из Смолника и Телкибани.

 

Изделия из новой массы помечали щитом, выполненным синей подглазурной краской. В шестидесятых годах пытались использовать и чешский каолин, но вскоре отказались от этого из-за чрезмерной дороговизны его доставки. Много новшеств было введено и в роспись: расширена палитра, улучшена техника. Как и прежнее, новое руководство внимательно следило за всем, что делалось в Мейсене. Оно пригласило оттуда Христиана Даниэля Буша, но тот прожил в Вене недолго и переехал В Нимфенбург. После него из того же Мейсена был приглашен Ф. Е. Клингер, который прослужил в Вене целых тридцать лет, с 1750 по 1772 год занимал должность директора и выполнял обязанности главного художника, но потом вернулся в Мейсен.


Для лучшего знакомства с новыми формами и стилем живописи на стенах художественной мастерской были развешаны гравюры, сделанные по произведениям больших мастеров рококо: Ватто, Пате и Ланкрета. Первое время художники еще работали в восточной манере дю Пакье и применяли для росписи шварцлот, черную краску, получаемую из смеси свинца и графита, однако пейзажи они уже оживляли красными фигурами и края так называемых панорамных тарелок расписывали цветными пейзажами. Стиль зрелого французского рококо окончательно внедряется в пятидесятых годах. Для него характерны изделия в причудливой форме, напоминающей большей частью раковины. Поверхность изделий, выполненных в традиционной форме, почти сплошь покрывают рельефные, натуралистически трактованные листья и ветви с цветами; ручки сосудов напоминают скрученные, заканчивающиеся листьями ветви. У полоскательниц - рифленые наподобие раковин основания, у блюд - волнистые, дольчатые, часто с асимметричными разрезами края.


Влияние Мейсена в этот период очень сильно. Особенно оно чувствуется в пластике столовых сервизов, в украшающих их витых рельефах и наложенных цветах. Зато рокайлевая форма и красная с многочисленными оттенками глазурь - черты специфически венские. В этой манере были особенно популярны своеобразные настольные украшения. Первое время в моде были многие мелкие поделки, так называемая фарфоровая галантерея: игольники, шпульки для лент, небольшие изящные баночки, которые держали на туалетном столике, и даже пуговицы для рубашек. От венгерских палок с топориком вошли в моду похожие фарфоровые набалдашники для тростей, называемые "чаркан". Для больших празднеств использовали скульптурные фарфоровые украшения в виде маленьких ажурных балюстрад и других архитектурных элементов. С широким распространением шоколада, чая и кофе среди посуды важное место стали занимать маленькие сервизы для завтрака, как правило, рассчитанные не более чем на три персоны. Большей частью к ним прилагался фарфоровый же поднос. Сервизы эти отличались удивительным разнообразием и, обычно, очень пышным, дорогим декором. Иногда к кувшинчикам и чашкам приделывались совершенно фантастические основания.


С 1770 года во главе художественной мастерской встал Филипп Эрнст Шнидлер. Он тоже раньше работал в Мейсене, и воспитанная им "школа", естественно, находилась под мейсенским влиянием. Шнидлер был большим мастером изящных фигурных росписей. Из-под его кисти вышло множество сцен в духе Ватто, изображений битв в манере Ругендаса старшего, охотничьих, крестьянских сцен и пухлых путто.


Венский фарфорК началу шестидесятых годов рельефный декор поверхности изделий исчезает. Гладкие грушевидные кувшины и колоколоподобные чашки все чаще украшают росписью, которую выполняла прекрасная гвардия живописцев. Первое время картины окружали причудливыми, в стиле рококо, ободками, а края изделий отделывали дорогим золотым кружевом, которое никогда не копирует мейсенское. Позже картуш пропадает и картины как бы парят на белой поверхности фарфора. Кружевной декор по краям сменяется небольшими, нанесенными краской перообразными дугами. Позолота подножий скульптурных групп, дополняющих столовые сервизы, всегда согласуется с орнаментом посуды. При изображении цветов образцом долгое время служат гравюры и только в 70-х годах начинает преобладать копирование живой природы.

 

Художники-специалисты по цветам пишут также птиц и насекомых. Самым дешевым декором считалась подглазурная синяя роспись, даже если ею были выполнены цветы. Занимавшимся ею художникам платили меньше других; дороже всего ценился труд художников, писавших фигуры. Перевод из "пестрых" художников на синюю подглазурную роспись считался наказанием, последней занимались наименее одаренные мастера или художники, почему-либо находившиеся в опале. Подглазурная синяя роспись ценилась выше лишь в том случае, когда она выполнялась в сочетании с надглазурной, чего требовали некоторые дорогие виды декора в восточном стиле.


Однотонные сцены и пейзажи исполнялись большей частью пурпуром или серой краской. В зеленом цвете они встречаются очень редко: все имеющиеся такие экземпляры - работы выдающихся мастеров. В 80-х годах среди граверов, приготовлявших образцы для росписи, выделяется уроженец Аугсбурга И. Э. Нильсон, который в своих орнаментах уже сознательно учитывал специфику живописи по фарфору.


Роспись венского фарфора по все большей мере начинают отличать художественная добросовестность и выровненность: хотя основной акцент лежал на центральных картинах, орнаменты по краям изделий писали с не меньшей тщательностью. Обе части росписи всегда согласованы по стилю и колориту и превосходно исполнены. Примером этому могут служить кувшинчик для сливок и блюдце с роскошным монохромным зеленым декором по краю, сделанным по рисунку Нильсона.


Семилетняя война парализовала работу Мейсенской мануфактуры, и ведущая роль в искусстве фарфора перешла к Франции. Классицизм, начавший вытеснять рококо, в искусстве фарфора, по понятным причинам, родился в Севре. Вена переняла этот стиль с трудом: мастера, привыкшие к своеобразному венскому рококо, чуждались новых форм. Вероятно, именно поэтому и не привился ряд новшеств, которые предложил Вильгельм Бейер, бывший раньше главным скульптором мануфактуры в Людвигсбурге. Однако такая замкнутость не могла длиться долго. В начале семидесятых годов на Венскую мануфактуру, чтобы познакомить мастеров с новым стилем, привезли несколько чашек из Севра. (Получить эти чашки было нелегко и потребовало немало дипломатических усилий.) Постепенно переход от рококо к классицизму все же совершился. К восьмидесятым годам уже и в Вене делали вазы и кувшины характерной для нового стиля урнообразной формы, цилиндрические чашки, угловатые ручки, украшали изделия рельефным орнаментом, каннелюрами, выпуклыми медальонами, бараньими головами и гирляндами, хотя первое время фон не был таким совершенным и блестящим, как у французского мягкого фарфора.


В области формы наиболее существенные новшества ввел Антон Грасси, который двадцатитрехлетним юношей поступил на мануфактуру помощником тогдашнего модельмейстера Нидермейера. Он был учеником Бейера, и в его ранних работах заметно чувствуется влияние этого превосходного скульптора. К творчеству Грасси, который вплоть до самой смерти, последовавшей в 1807 году, играл на мануфактуре все более важную роль, мы еще вернемся не раз.


Вместе с формами претерпели значительные изменения и элементы росписи. Венские живописцы научились с превосходным искусством подражать французскому стилю с его развевающимися лентами, бантами, перехватывающими гирлянды цветов, медальонами, монограммами из цветов, ленточным размещением характерных мотивов. К особенностям этого стиля относилось и подражание фактуре текстиля: шинов, тафты и дамаста. В 1770 - 1785 годах это подражание достигло наивысшей степени.


Упадок Мейсенской мануфактуры пошел на пользу Венской. Однако успешной работе мешала частая смена руководства. Производство, находившееся еще в начальной стадии развития, сильно страдало от того, что во главе его не стояло лицо, имеющее необходимые знания в области техники. Дело в том, что руководство мануфактурой большей частью поручали людям, ранее управлявшим заведениями сельскохозяйственного характера и имевшим, в лучшем случае, административные способности, но не знавшим фарфорового производства. Именно из-за отсутствия квалифицированного надзора оказались возможными опыты коммерческого советника фон Розенхейма по составлению новой, как он надеялся, лучшей фарфоровой массы, предпринятые им в семидесятых годах. Результатом их явилось большое количество изделий с изъянами или вовсе негодных. Ущерб - сокращение объема производства и уменьшение оплаты труда - лег на плечи работников. Их законное недовольство было подавлено. Из всех их требований удовлетворили только одно: В 1782 году Кестлера, бывшего тогда директором, отстранили от руководства мануфактурой.


Французский фарфор оказал влияние не только на формы и декор венского. Великолепные цветы севрских изделий побудили превосходного мастера Иозефа Лейтнера, состоявшего в должности главного художника, заняться серьезными химическими экспериментами, которые вскоре принесли ценные результаты: открытие знаменитых "лейтнеровских синей" и "лейтнеровской золотой" красок. Скульптуры, созданные в этот период - одни из наиболее ценных произведений европейской фарфоровой пластики.


Клара Ташнадине Марик. 1975 г.

 

Последние публикации


  • Жан Кокто

    Поэт, драматург, киносценарист, либреттист, режиссер, скульптор... Трудно назвать такую творческую профессию, в которой не пробовал свои силы Жан Кокто, выдающийся деятель французского искусства.
    Подробнее
  • Сезанн от XIX к XX

    О Сезанне писали много. Современники ругали, издевались, возмущались. После смерти художника оценки стали более снисходительными, а затем и восторженными.   О жизни мастера сообщалось всегда мало. И действительно, жизнь Поля Сезанна не была богата событиями. Родился он в семье с достатком. Отец и слышать не захотел о занятиях сына живописью. Поль был послушен, сначала изучал юриспруденцию, затем сел за конторку банка и начал считать. Но творчество буквально обуревало Поля.   Он и страницы гроссбуха заполнял рисунками и стихами. Там записано, например, такое его двустишие:
    Подробнее
  • Жан Франсуа Милле век XIX

    Бескрайнее вспаханное поле. Утро. Перед нами вырастает молодой великан. Он неспешно шагает, широко разбрасывая золотые зерна пшеницы. Безмятежно дышит земля, влажная от росы. Это мир Жана Франсуа Милле...   Пытаемся догнать Сеятеля, но он уходит вперед. Мгновение - и мы бредем по тенистому, прохладному лесу. Прислушиваемся к разговору деревьев, треску хвороста, перестуку деревянных сабо... И снова мы в поле. Скирды, скирды. Жатва. Задыхаемся от жары, обливаемся потом, собирая колоски вместе с суровыми крестьянками, бронзовыми от загара.
    Подробнее

Популярное


  • Великий немой.

    Так называли кино, когда не было еще изобретена аппаратура для озвучивания фильмов. Ленты выпускались тогда в прокат беззвучными, без привычной нам звуковой дорожки, что змеится рядом с кадрами. Но на самом деле беззвучным кино никогда не было. Уже первые киноролики, отснятые изобретателями кино братьями Люмьерами, сопровождались во время показа игрой на фортепиано. И за все время, пока существовал немой кинематограф, без музыкальной иллюстрации не обходился ни один сеанс. Музыка всегда была душой немого фильма. Она одухотворяла тени на экране, безмолвно кричащие, бесшумно передвигающие, беззвучно целующиеся...
    Подробнее
  • Развитие стиля модерн в русской архитектуре конца 19 - начала 20 века.

    Стиль "модерн" возник в европейской архитектуре в последнем десятилетии 19 века как протест против использования в искусстве приемов и форм стилей прошлого. Зародился этот стиль в сфере художественной промышленности и был связан с попыткой создания новых художественных форм, осуществляемых промышленным способом. В Бельгии, Австрии и Германии появляются механизированные мастерские, предназначенные для выполнения предметов мебели и быта по эскизам художников. Из сферы прикладного искусства модерн вскоре распространяется на архитектуру и изобразительное искусство.
    Подробнее
  • «Золотой век» русского романса

    XIX век по праву считают «золотым веком» русского романса. Русский романс — действительно явление удивительное, неповторимое в своей прелести, силе чувства, искренности. Сколько красоты и правды в русском романсе! Какая глубина переживания! Одним из самых замечательных и богатых жанров русской музыки является романс, завоевавший наряду с оперой особую популярность в народе. Не только произведения великих мастеров — Глинки, Даргомыжского, Чайковского, Римского-Корсакова, Бородина, Рахманинова, — но и более скромные по своему значению произведения Алябьева, Варламова, Гурилева и других авторов песен и романсов до сих пор звучат в программах певцов, пользуясь неослабевающей любовью слушателей.
    Подробнее
| Карта сайта | Контакты |