Одна из первых (К семидесятилетию со дня рождения В. Ф. Степановой)

В. Ф. Степанова В 1924 году две художницы - Л. С. Попова и В. Ф. Степанова пришли на Первую ситценабивную фабрику познакомиться с состоянием "Художественных дел".

 

Недавно назначенный "красный директор" фабрики понимал необходимость притока художественных сил в эту область промышленности. Фабрика только начала выпускать продукцию - ситец, байку и вуаль. Образцы для рисунков, как и прежде, брались из заграничных журналов. Понимая всю ложность и ошибочность этой "традиции", дирекция фабрики произвела самый смелый эксперимент - была выпущена материя с черными и белыми полосами. Успех превзошел все ожидания, но затем наступил кризис - фабрика встала перед фактом "перепроизводства полос", так как в течение девяти месяцев выпускались одни полосы...

 

 Фабрике нужны были новые рисунки. Дирекция обратились по ВХУТЕМАС, но безрезультатно: там еще не было художников, достаточно подготовленных к роботе и текстильной промышленности. Попробовали обратиться к живописцам Кузнецову и Лентулову. Лентулов "заломил" цену, а Кузнецов поставил условие - на каждом метре ткани отпечатать его подпись. Рисунок для ткани он мыслил как станковую картину. Таким образом, оба "маститых" отпали. Тогда Первая ситценабивная фабрика опубликовала в "Правде" статью с призывом к художникам.

 

На этот призыв откликнулись трое - Попова, Степанова и Родченко.

 

Прежде всего художники потребовали ввести их в курс производственных процессов - они не хотели быть оторванными от производства. Производственники пожали плечами:

- Ходите лучше в музеи, нечего вам заниматься не своим делом.

 

Геометрические формы, непривычное декоративное решение узоров тканей пугало и настораживало. Но при помощи директора-энтузиаста художникам дали возможность выпустить ткани с некоторыми из предложенных рисунков. Эффект был неожиданным и чрезвычайно показательным. Летом, во время "Съезда народов" в Москве, были раскуплены "до аршина" все ткани по новым рисункам. Представители Татарии и Узбекистана заказывали вагоны мануфактуры, найдя в расцветках этих тканей отзвук и своих представителей о прекрасном.

 

С тех пор прошло сорок лет, но и сейчас рисунки Варвары Степановой для тканей выглядит современными. Строгие и скромные, нарядные и звонкие по цвету, эти работы большого мастера заслуживают "второго рождения".

 

Одной из первых она попыталась определить требования к "костюму сегодняшнего дня" и была энтузиасткой создания удобной, красивой и целесообразной рабочей одежды.

 

Именно она разработала принципы создания костюма машиниста и инженера-конструктора, хирурга и пилота, рабочего на кислотной фабрике и пожарного, участника полярной экспедиции и спортсмена. Во всех моделях Степановой, во всех ее предложениях в этой области - предвидение будущего.

 

Но для создания такой одежды нужны были и ткани не старых заученных и привычных рисунков, взятых главным образом из заграничных журналов, а новые ткани - яркие и сочные по цвету, с конструктивно построенным рисунком, позволяющие создавать модели, прелесть которых будет заключаться не в бантиках и выкрутасах излишеств, а в красоте и строгости покроя, выразительных цветовых решениях, изяществе и благородстве линий, строгих отделках в виде пуговиц, рельефных или цветных швов.

 

Вполне понятен энтузиазм, с которым Степанова откликнулась на статью в "Правде" с призывом к художникам прийти в текстильную промышленность.

 

Жизнь потребовала в наше время подготовки художников нового толка, не только живописцев или графиков, а художников-универсалов, мастеров на все руки.

 

Одна из первых Таким художником и была Варвара Федоровна Степанова - Варст, как подписывала она свои работы, Варвара, как ласково и уважительно звали ее друзья - Маяковский, Асеев, Мейерхольд, Эйзенштейн и многие, многие другие.

 

Друзей у нее было много, потому что Варвара Степанова была не только талантливым художником, но и человеком большой и щедрой души, чудесным товарищем, одним словом, настоящим человеком.

 

Степанова - художник многоплановый, разносторонне одаренный. Может быть, эта "многоплановость" объясняется характером художественного образования, которое она получила (после окончания Казанской художественной школы она училась в студии К. Ф. Юона, год в Строгановском училище и, наконец, в мастерской Леблана), а скорее всего тем, что по натуре своей Степанова - художник особого склада, художник-универсал, стремящийся к практическому воплощению и практическому использованию своего искусства в жизни.

 

Варвара Федоровна никогда не замыкалась в рамках какого-нибудь одного искусства: она занималась живописью, гравюрой на дереве, была прекрасным и тонким рисовальщиком, мастером оформления книги, чему посвятила 30 лет своей жизни, художником декоративного искусства (была профессором ВХУТЕМАСа на текстильном факультете и сделала большое число рисунков для тканей), с успехом работала как художник театра.

 

Степанова стремилась к тому, чтобы труд художника помогал делать жизнь человека нового общества красивой и удобной, чтобы весь мир вещей, окружающих человека - дома, книги, костюмы, мебель, фабрики и заводы, машины и автомобили, улицы городов, - все стало прекрасным, достойным людей, совершивших Великую Октябрьскую социалистическую революцию, строящих новый мир. В его создание рядом с инженером и рабочим, ученым и архитектором должен стать художник-производственник, художник-инженер, художник-конструктор.

 

Всем своим творчеством Степанова стремилась быть практически полезной людям. Особого разговора заслуживает ее работа в области оформления книги, начавшаяся еще в 20-х годах и продолжавшаяся до конца жизни (Степанова умерла в 1958 году).

 

Но что бы она ни делала, главным принципом ее работы, ее движущей силой было стремление придать всем вещам, окружающим человека в работе и в быту, те качества, которые в будущем привели бы их к стилевому единству.

 

Степанова была художником, заглянувшим на много лет вперед, и сейчас, через четыре десятилетия после первых ее удачных опытов, она остается для нас художником современным и взволнованным, мечтавшим в те далекие годы, полные революционного романтизма, об искусстве будущего, которое одухотворит труд, украсит быт и облагородит человека.

 

А.Абрамова. 1963 г.

 

 

Последние публикации


  • Жан Кокто

    Поэт, драматург, киносценарист, либреттист, режиссер, скульптор... Трудно назвать такую творческую профессию, в которой не пробовал свои силы Жан Кокто, выдающийся деятель французского искусства.
    Подробнее
  • Сезанн от XIX к XX

    О Сезанне писали много. Современники ругали, издевались, возмущались. После смерти художника оценки стали более снисходительными, а затем и восторженными.   О жизни мастера сообщалось всегда мало. И действительно, жизнь Поля Сезанна не была богата событиями. Родился он в семье с достатком. Отец и слышать не захотел о занятиях сына живописью. Поль был послушен, сначала изучал юриспруденцию, затем сел за конторку банка и начал считать. Но творчество буквально обуревало Поля.   Он и страницы гроссбуха заполнял рисунками и стихами. Там записано, например, такое его двустишие:
    Подробнее
  • Жан Франсуа Милле век XIX

    Бескрайнее вспаханное поле. Утро. Перед нами вырастает молодой великан. Он неспешно шагает, широко разбрасывая золотые зерна пшеницы. Безмятежно дышит земля, влажная от росы. Это мир Жана Франсуа Милле...   Пытаемся догнать Сеятеля, но он уходит вперед. Мгновение - и мы бредем по тенистому, прохладному лесу. Прислушиваемся к разговору деревьев, треску хвороста, перестуку деревянных сабо... И снова мы в поле. Скирды, скирды. Жатва. Задыхаемся от жары, обливаемся потом, собирая колоски вместе с суровыми крестьянками, бронзовыми от загара.
    Подробнее

Популярное


  • Великий немой.

    Так называли кино, когда не было еще изобретена аппаратура для озвучивания фильмов. Ленты выпускались тогда в прокат беззвучными, без привычной нам звуковой дорожки, что змеится рядом с кадрами. Но на самом деле беззвучным кино никогда не было. Уже первые киноролики, отснятые изобретателями кино братьями Люмьерами, сопровождались во время показа игрой на фортепиано. И за все время, пока существовал немой кинематограф, без музыкальной иллюстрации не обходился ни один сеанс. Музыка всегда была душой немого фильма. Она одухотворяла тени на экране, безмолвно кричащие, бесшумно передвигающие, беззвучно целующиеся...
    Подробнее
  • Развитие стиля модерн в русской архитектуре конца 19 - начала 20 века.

    Стиль "модерн" возник в европейской архитектуре в последнем десятилетии 19 века как протест против использования в искусстве приемов и форм стилей прошлого. Зародился этот стиль в сфере художественной промышленности и был связан с попыткой создания новых художественных форм, осуществляемых промышленным способом. В Бельгии, Австрии и Германии появляются механизированные мастерские, предназначенные для выполнения предметов мебели и быта по эскизам художников. Из сферы прикладного искусства модерн вскоре распространяется на архитектуру и изобразительное искусство.
    Подробнее
  • «Золотой век» русского романса

    XIX век по праву считают «золотым веком» русского романса. Русский романс — действительно явление удивительное, неповторимое в своей прелести, силе чувства, искренности. Сколько красоты и правды в русском романсе! Какая глубина переживания! Одним из самых замечательных и богатых жанров русской музыки является романс, завоевавший наряду с оперой особую популярность в народе. Не только произведения великих мастеров — Глинки, Даргомыжского, Чайковского, Римского-Корсакова, Бородина, Рахманинова, — но и более скромные по своему значению произведения Алябьева, Варламова, Гурилева и других авторов песен и романсов до сих пор звучат в программах певцов, пользуясь неослабевающей любовью слушателей.
    Подробнее
| Карта сайта | Контакты |