Народный мастер сегодня... Каков он?

Выставки последних лет на Украине показывают, что сейчас заметно усилился процесс сближения традиционного народного искусства с самодеятельным и наивным искусством, появилось немало переходных, промежуточных явлений, однако в своей массе народное искусство пока еще является продуктом развития и продолжения традиций крестьянского искусства прошлого, хотя постепенно и перестает создаваться исключительно сельскими мастерами.


Современное творчество непрофессионалов так многолико и объединяет настолько далекие и часто принципиально разные по своему методу художественные явления, что едва ли целесообразно называть их одним именем.


На Украине заметно все большее тяготение народных мастеров к городу. Некоторые, оставаясь сельскими жителями, устраиваются на временную или постоянную работу в городе, как, например, гончары С. Кицимон и сменивший его Я. Падалка в экспериментальной керамической мастерской ЗНИИЭПа или же переехавшие в Киев из традиционных центров ремесла гончары Е. Железняк и Ф. Алексеенко, мастер народной росписи Е. Миронова. Многие годы живет и работает в Одессе мастер керамической игрушки опошнянка О. Шиян, а во Львове обосновались лемковские резчики по дереву.


Этот процесс притяжения городом сельских мастеров начался еще в предвоенные годы. Уже в 30-е годы в Киеве работал мастер керамической скульптуры И. Гончар, с 1936 года живут в Киеве, с 1944 года работают на Киевском фарфоровом заводе мастера народной росписи из Петриковки, сестры В. Павленко и Г. Черниченко. В довоенные годы переехали в Киев, продолжая заниматься росписью П. Власенко и П. Глущенко. В 30-е годы в Полтаве жил и работал выдающийся резчик по дереву Я. Халабудный. Безусловно, новое окружение,новые впечатления, информация и темы жизни накладывают отпечаток на творчество мастеров, живущих в городе. Это может выражаться по-разному - в обращении к новым сюжетам, новым материалам и приемам работы. Однако и после многих лет и даже десятилетий, прожитых в городе. эти мастера, каждый из которых - ярко выраженная художественная индивидуальность, - работают, придерживаясь вековых канонов и правил народного искусства.


В наше время все больше увеличивается число так называемых "ученых" народных мастеров, окончивших художественные училища в Кролевце, Косове, Вижнице. Получив среднее профессиональное образование, выпускники училищ имеют возможность сообразно своим наклонностям выбирать характер дальнейшей творческой деятельности. Зачастую они совсем порывают с народным искусством, работая на предприятиях легкой промышленности, выполняя монументальные работы, занимаясь различными видами станкового искусства, становятся художниками-профессионалами. Однако есть немало выпускников училищ прикладного искусства, занятых в качестве художников на предприятиях народных художественных промыслов или вообще работающих самостоятельно в системе Художественного фонда Союза художников Украины, которые всю свою работу связывают с традициями народного искусства и остаются по своей творческой сути народными мастерами.


Среди таких мастеров есть очень интересные , самобытные и яркие художники. Первой хочется назвать выпускницу Кролевецкого училища, работающую на Решетиловском заводе ковров, Н. Бабенко, которая творчески продолжает традиции украинского народного цветочного ковра с его разнообразием и красотой орнаментальных мотивов. Бабенко развивает в коврах эпическую линию украинского ковроткачества: цвет фона и рисунка в коврах Бабенко сплетаются в сложную, спокойную гамму. Орнаментальные мотивы у нее всегда очень большого размера и подчеркнуто разные по рисунку.


В старых народных коврах также всегда присутствовали элемент неоднородности мотивов, некоторая асимметрия композиции узора, однако это было скорее следствием специфики ручного производства, а не художественно-стилистическим приемом. Тут же мы имеем дело с сознательным стремлением строить композицию ковра, исходя именно из асимметрии, не повторяемости рисунка орнаментальных мотивов. Этот прием в работах Бабенко придает композиции особый характер, экспрессивность. По сравнению с традиционными народными, ее ковры чрезвычайно монументальны и величественны.


Симптоматично, что на больших специальных выставках народного и декоративно-прикладного искусства наиболее интересные вещи демонстрируют преимущественно мастера, работающие самостоятельно, вне промыслов, и нередко соединяющие творческую деятельность с работой в сельском хозяйстве, на производстве и т. п. Часто это преклонных лет люди, которые в полную силу смогли отдаться любимому делу, лишь выйдя на пенсию. Речь идет о таких мастерах, которые еще с детства изучали тот или иной вид народного искусства - гончарство, ткачество, вышивку, резьбу по дереву или декоративную роспись, перенимая опыт своих отцов или мастеров своего села, то есть о людях, получивших выучку, прошедших школу традиционного мастерства, своего рода носителях традиций народного искусства.

 

Наблюдается усиление декоративного начала в произведениях народного искусства, их постоянной чертой становятся повышенная звонкость цвета, контрасты цвета и форм, тяготение к произведениям сюжетным, к неутилитарным, чисто декоративным предметным формам. Это особенно ощущается в народных росписях, в керамической и деревянной скульптуре.


В первой четверти XX века в одном из гончарных центров Подолии - селе Бубновке - жил и работал замечательный мастер полихромной подглазурной фляндрованной росписи Хтома Гончар, украшавший миски и тарелки новыми, отличными от традиционных композиций динамическими рисунками, очень насыщенными по цвету. Причем выполнял он их с какой-то, если можно так выразиться, современной непринужденностью и свободой. И таких мастеров было немало, история не сохранила их имена, но еще и сейчас в селах можно услышать рассказы о том или ином мастере или мастерице, умевших что-то делать так, "как никто". Талант, всегда связанный с поисками нового, искал выхода.


В наше время почти во всех видах народного украинского искусства существует два ярко выраженных типа народных мастеров: мастеров, более или менее последовательно придерживающихся традиционных форм и приемов народного искусства, и мастеров, хотя и не порывающих полностью с последними и творящих в русле своеобразной эстетики народного творчества, но выступающих часто с произведениями, которые уже теряют внешне воспринимаемую связь с традиционными формами. В обеих группах есть талантливые, интересные мастера, и опыт их деятельности свидетельствует о том, что и те и другие могут создать произведения современные,, созвучные духовным потребностям людей второй половины XX века. Между этими группами нет глубокой пропасти. Мастера с ярко выраженной индивидуальностью нередко обращаются к традиционным формам и приемам.


Для народного мастера старого типа побудительным мотивом было желание сделать вещь, которую можно продать побыстрее и выгоднее. В вышивке сорочек и рушников, даже в росписи хат проявлялось стремление украсить свой быт и сделать так, чтобы было "как принято", "как у людей" или "не хуже, чем у людей". Мотивы творчества диктовались окружением, исходили извне. Поэтому и узоры вышивок, и характер орнаментации деревянной резьбы или расписной глиняной посуды, ковров и тканей вещей не придумывался заново, а брался такой, как у всех, привычный для этой местности.


Желание же рассказать людям о себе, передать им свои радостные или тревожные мысли и чувства, выразить в красках, в глине свое восхищение красотой окружающего мира, иными словами - стремление к самовыражению, не связанное с мыслями о заработке, было тем стимулом, который побуждал к творчеству мастеров не традиционного плана, независимо от того, стало ли это творчество их основной профессией, источником их дальнейшего существования, или нет.


В отличие от профессиональных художников, у народных мастеров, даже с очень яркой индивидуальностью, в основе творчества лежит сложившаяся в далеком прошлом традиция, которая питает все творчество мастера даже такого, который решается на самые смелые новаторские поиски. Именно эта основа объединяет таких, казалось бы, совсем не похожих друг на друга мастеров, как уже ушедшие от нас Г. Собачко-Шостак, П. Власенко, И. Гончар, П. Цвилык и Е. Железняк, и работающие ныне лауреаты Шевченковской премии М. Приймаченко, А. Верес, А. Василащук и И. Билык, чье творчество было отмечено почетным дипломом на Всемирной выставке керамики Фаенце, заслуженный мастер народного творчества М. Тимченко и В. Павленко, Ф Гнидый, Е. Миронова, А. Штепа и Н. Миняйло, М. Галушко, Н. Пишенко, Д. Шкрибляк и другие.


В произведениях вышеупомянутых мастеров мы встречаемся с чисто народным пониманием объемной формы, простой, не детализированной, когда главнейшие черты персонажей передаются минимальными изобразительными средствами. Все они в своей работе пользуются давними техническими приемами и способами обработки материала. Так, мастера керамической скульптуры пользуются традиционными приемами ручной лепки или гончарным кругом (И. Гончар, Е. Железняк, И. Билык, Н. Пишенко, А. Ганжа, М. Галушко). Поверхность скульптур они моделируют традиционно, выглаживая ее у мелких фигурок, офактуривая ее лепными украшениями в фигурных сосудах и крупных скульптурах.


Традиционные приемы ручной обработки стекла используют и львовские мастера-гутники (в частности, М. Павловский), которые обращаются к свободному выдуванию изделий, декорированию их спиральной накладной ниткой, лепными украшениями и т. п.


Мастера декоративных росписей Г. Собачко-Шостак, М. Приймаченко, Е. Миронова, М. Тимченко и многие другие используют приемы традиционных настенных росписей, малевок, росписей деревянной мебели и посуды, народных вышивок.


Большая группа композиций Приймаченко, составляющих около трети творческого наследия, - рисунки фантастических животных. Сама по себе эта тема не нова для народного искусства. Однако подобной интерпретации мы не знаем в старых народных росписях. Листы художницы со сказочными животными и птицами просто поражают неисчерпаемостью творческого воображения, игрою причудливых форм, смелым цветовым решением.


Поражает смелость, с какой в одном и том же произведении художница может переходить к самым сложным сочетаниям различных оттенков одного цвета, например желтого, и как виртуозно она владеет белым, локальные пятна которого каждый раз приобретают новые тончайшие нюансы. Цвет в этих композициях - один из наиболее важных смысловых компонентов. Именно он создает ту сложную гамму настроений, которую несет каждый лист.


Художница также почувствовала и воссоздала с многократно увеличенной силой одну из притягательных черт народных декоративных росписей и узоров вышивок - их ритмичность. Четкая ритмика свойственна не только орнаментально-цветочным композициям Приймаченко. Классические образцы ритмически организованной плоскости, буквально музыкального развития темы дают ее сюжетные композиции с элементами пейзажа, которые в последние годы занимают все большее место в творчестве художницы.


Мария Приймаченко не любит больших чистых плоскостей, они кажутся ей неживыми. Поэтому всюду фон - земля, вода, небо покрыты ритмическими рядами мелких черточек, точек, дужек, светлых на небе (облака), темных на земле и воде (трава, волны). Это придает всей поверхности листа своеобразную наполненность жизнью, пульсирующим движением, которое заставляет цвет меняться и вибрировать.


То, что начинается в нижней части листа, находит развитие и повторение в верхней - неизменное, спокойное, без конца и края, как бы извечное движение вперед. Так день сменяет ночь, так после зимы придет весна, а на смену юности приходит зрелость. Таким образом, в листах с незамысловатыми сюжетами, посвященными показу какой-нибудь простой, почти идиллической сельской сценки и вообще небывалых зверей и птиц, сказочных разнообразных цветов, Приймаченко выступает как мудрый философ, певец извечной красоты природы, извечности жизни. Основы такого мироощущения были заложены еще в произведениях старого народного искусства, но Приймаченко смогла передать это мироощущение с небывалой до этого силой.


Любопытно и то, как проходят сквозь призму творческого восприятия художницы, отражаются в ее работах новые сюжеты и темы. Под многими произведениями Приймаченко делает интересные, часто стихотворные подписи, и уже по ним можно видеть, какими широко открытыми глазами смотрит на мир этот действительно большой художник.


Ощущение современности передается в листах Приймаченко не изображением привычных атрибутов - трактора, электрической лампочки и т. п. Девушки, парни, женщины, и мужчины - все в сказочно-ярких, народных, казалось бы, вневременных одеждах. Мужчины пашут землю, пасут овец, возят зерно, женщины смотрят за детьми, носят воду, прядут, жнут пшеницу и т. д. На многих листах изображены народные музыканты, которые поют и играют на гармони, бандуре, сопилке. Нередко художница обращается к традиционным в народных росписях любовным сценам, веселым свадьбам. Таким образом, на первый взгляд листы Приймаченко как будто традиционно-фольклорные. Однако если к ним внимательнее приглядеться, то заметно, что Приймаченко языком народного искусства излагает своеобразную хронику нашего времени.


Яркая самобытность другой художницы - Е. Мироновой выявляется в тематических декоративных композициях, в которых она, трансформируя свои впечатления, создает совершенно новые, неожиданные по своей трактовке и красоте образы. У Мироновой есть дар глубоко осмысливать и передавать в сложных фантастических образах услышанное и увиденное. Так, очень интересный лист "Липа Шевченко" она создает под впечатлением одного из наиболее поэтичных уголков Украины - Седнева на Черниговщине. Воображение художницы пленила огромная дуплистая липа, под которой, по преданию, любил отдыхать поэт. На багряном насыщенном фоне она рисует удивительное черное дерево, покрытое яркими желтыми и зелеными полосами коры, из его дупел таинственно выглядывают какие-то странные головы, как бы воспоминания о старине, свидетелем которой была липа. Но не только прошлым живет дерево. Его теперешняя жизнь - свежие, молодые листья, собранные в яркие букеты, удивительные сказочные птицы, поющие на его ветках. Эта работа редкой красоты и поэтической содержательности.


Лиза Миронова делает иллюстрации для детских книжек, выполняет монументально-декоративные росписи. И во всех работах Мироновой ни одна деталь не выходит за пределы народных представлений о том, какое место и какое значение должен занимать каждый введенный в композицию элемент.


Миронова редко строит лист на больших цветовых пятнах, охотно заполняет отдельные крупные мотивы меньшими элементами, часто вписывая один цвет и другой, контрастными сопоставлениями усиливая его звучание. Некоторые листы Миронова создает на темы украинских народных песен, но их меньше всего можно назвать иллюстрациями к ним. Художница рассказывает в них о самой себе, о тех поэтических картинах, которые вызывает та или иная песня в ее душе. Эти картины, как и сами песни, неотделимы от мира народных представлений о красоте земли, красоте человеческих чувств. Неразрывная связь с миром народных образов ощущается как в отдельных деталях рисунков, так и в их композиции. Фигуры людей, лошади, птицы, деревья, цветы Миронова трактует так, как это издавна привыкли делать народные мастера, - они плоские, их размеры подчинены смысловому и декоративному замыслу произведения. Поэтому казаки могут быть величиной с полцеркви, а птицы на деревьях с полконя, как это мы видим в одном из лучших произведений художницы "Казацкая церковь в Седневе".


Леся Данченко. 1974 г.

 

Последние публикации


  • Жан Кокто

    Поэт, драматург, киносценарист, либреттист, режиссер, скульптор... Трудно назвать такую творческую профессию, в которой не пробовал свои силы Жан Кокто, выдающийся деятель французского искусства.
    Подробнее
  • Сезанн от XIX к XX

    О Сезанне писали много. Современники ругали, издевались, возмущались. После смерти художника оценки стали более снисходительными, а затем и восторженными.   О жизни мастера сообщалось всегда мало. И действительно, жизнь Поля Сезанна не была богата событиями. Родился он в семье с достатком. Отец и слышать не захотел о занятиях сына живописью. Поль был послушен, сначала изучал юриспруденцию, затем сел за конторку банка и начал считать. Но творчество буквально обуревало Поля.   Он и страницы гроссбуха заполнял рисунками и стихами. Там записано, например, такое его двустишие:
    Подробнее
  • Жан Франсуа Милле век XIX

    Бескрайнее вспаханное поле. Утро. Перед нами вырастает молодой великан. Он неспешно шагает, широко разбрасывая золотые зерна пшеницы. Безмятежно дышит земля, влажная от росы. Это мир Жана Франсуа Милле...   Пытаемся догнать Сеятеля, но он уходит вперед. Мгновение - и мы бредем по тенистому, прохладному лесу. Прислушиваемся к разговору деревьев, треску хвороста, перестуку деревянных сабо... И снова мы в поле. Скирды, скирды. Жатва. Задыхаемся от жары, обливаемся потом, собирая колоски вместе с суровыми крестьянками, бронзовыми от загара.
    Подробнее

Популярное


  • Великий немой.

    Так называли кино, когда не было еще изобретена аппаратура для озвучивания фильмов. Ленты выпускались тогда в прокат беззвучными, без привычной нам звуковой дорожки, что змеится рядом с кадрами. Но на самом деле беззвучным кино никогда не было. Уже первые киноролики, отснятые изобретателями кино братьями Люмьерами, сопровождались во время показа игрой на фортепиано. И за все время, пока существовал немой кинематограф, без музыкальной иллюстрации не обходился ни один сеанс. Музыка всегда была душой немого фильма. Она одухотворяла тени на экране, безмолвно кричащие, бесшумно передвигающие, беззвучно целующиеся...
    Подробнее
  • Развитие стиля модерн в русской архитектуре конца 19 - начала 20 века.

    Стиль "модерн" возник в европейской архитектуре в последнем десятилетии 19 века как протест против использования в искусстве приемов и форм стилей прошлого. Зародился этот стиль в сфере художественной промышленности и был связан с попыткой создания новых художественных форм, осуществляемых промышленным способом. В Бельгии, Австрии и Германии появляются механизированные мастерские, предназначенные для выполнения предметов мебели и быта по эскизам художников. Из сферы прикладного искусства модерн вскоре распространяется на архитектуру и изобразительное искусство.
    Подробнее
  • «Золотой век» русского романса

    XIX век по праву считают «золотым веком» русского романса. Русский романс — действительно явление удивительное, неповторимое в своей прелести, силе чувства, искренности. Сколько красоты и правды в русском романсе! Какая глубина переживания! Одним из самых замечательных и богатых жанров русской музыки является романс, завоевавший наряду с оперой особую популярность в народе. Не только произведения великих мастеров — Глинки, Даргомыжского, Чайковского, Римского-Корсакова, Бородина, Рахманинова, — но и более скромные по своему значению произведения Алябьева, Варламова, Гурилева и других авторов песен и романсов до сих пор звучат в программах певцов, пользуясь неослабевающей любовью слушателей.
    Подробнее
| Карта сайта | Контакты |