Народная скульп­тура-игрушка

Дымковская ирушкаОригинальна и по-своему неповторима скульп­тура-игрушка мастериц Дымковской слободы Кировской области. Впрочем, она уже в XIX в. становится декоратив­ной скульптурой. Играли в нее и дети, но чаще всего ею любовались взрослые, поставив яркую нарядную фигурку на комод или на полку для украшения жилища. В наши дни эта функция стала главной. Содержательнее стано­вится композиция скульптуры, ее тематика связывается с современной действительностью, нередко увеличивается размер.

 

Отдельные фигуры человека или животного, незамыс­ловатые групповые сцены изображаются в дымковской скульптуре просто, бесхитростно. Учитывая особенности материала, мягкость и хрупкость глины, мастерица созда­ет прочное основание лепной фигурке. Так, у конька или оленя появляются толстые ноги, а опорой женской фигуры становится юбка-колокол. Не более сложно разрабатыва­ются и остальные части скульптуры. Во всем главенствует масса, а не деталь.


Принципиальное членение фигуры, а не анатомические подробности интересуют автора скульптуры. Даже пропорциональное соотношение частей дается с от­ступлением от натуры. И тут играет роль не только осо­бенность материала, но и желание сделать скульптуру как можно более компактной. В результате возникает цель­ный, обобщенный скульптурный образ.

 

Сочная, свободная лепка формы в керамической пла­стике, как правило, соединяется с ярким радостным цве­том росписи. В «дымке» эта особенность проявляется с необычайной силой. Роспись как бы завершает творческий акт создания скульптуры. Более того, временами цвет росписи становится настолько активным, что его значение в характеристике образа становится главенствующим. Явление этодля народного искусства закономерно. Цвет росписи, как и сама форма, по-своему символичен, иносказателен.


Его используют не как простое дополнение к скульп­турной форме, хотя с помощью цвета в изображение вно­сятся и уточняющие штрихи и детали, а как эмоциональ­ную характеристику обобщенного изображения. И вот пе­ред нами не просто всадник, а сказочный герой на коне, который может унести своего седока в неведомые дали. И олень не простой, а с золотыми рогами. Опять сказка, фантазия. Современные персонажи также сказочно празд­ничны. Реальное в них перекликается с фантастическим, но не утрачивает жизненности и конкретности. Колхоз­ница с коровой или с поросятами олицетворяет картину богатой, новой жизни. Потому и ликуют краски в росписи скульптуры, по белоснежнему фону которой щедро рассы­паны пятна и линии синего, красного, зеленого, желтого цветов. Это они творят мир веселых, буйных, неугомон­ных скульптур, радующих человека своей необыкновен­ностью и щедростью переживаний.

 

Рядом с яркой и пестрой карнавальностью дымков­ских работ игрушки другого северного центра — Карго­поля — кажутся суровыми. Но это только первое впечат­ление и создается оно потому, что размеры фигурок меньше дымковских, а краски действительно суровые (черные, темно-зеленые, много оттенков коричневого цве­та). Если внимательно рассмотреть персонажи скульптур-игрушек, то среди них можно увидеть много привлекатель­ных и милых человеческому сердцу образов: очень про­стая по лепке и росписи свистулька «Птица» и старик, занятый изготовлением решета или плетущий лапти, и собака то ли с кутенком, то ли с какой-то добычей в пасти. Среди каргопольских игрушек большое место занимают образы полуфантастические, связанные с традиционными народными праздниками, на которых всегда было много веселья, музыки, плясок.

 

И обязательно были ряженые — люди, одетые в звериные шкуры, потешные маски, веселящие и развлекающие народ своими шутками, причуда­ми и целыми театрализованными представлениями. Чаще всего такого рода игрища устраивались на масленицу, когда в России повсеместно отмечали проводы зимы. Игрушки-свистульки были неотделимой частью праздни­ков. Деревенские ребятишки, участвуя в общем веселье, включались в атмосферу народных гуляний, выражали своп восторг смехом, криками, свистом. Свист, как счита­лось в народе, помогал изгонять злых духов и потому во время любого праздника свистулька была своеобразным символом радости, веселья. В своей исконной функции она противостояла, противоборствовала со всякой «нечистой силой». Это сложное содержание игрушки-свистулькн перешло в скульптурки, отражающие темы охоты, сбора урожая и простые жанровые сцены.

 

В каргопольской игрушке и в настоящее время сохра­няется (при определенной декоративности цвета и услов­ности пластических решений) жизненная реальная осно­ва образов, запечатленных в скульптуре. В каждой от­дельной фигурке есть какие-то оттенки чисто психологи­ческой характеристики персонажей. Поэтому они так хорошо группируются в сложные композиционные сцены; их можно собрать, поставить рядом, разыграть нечто по­хожее на театральное действие.

 

Своеобразие народной керамической пластики неисчер­паемо. В каждом художественном центре оно проявляется по-своему. Если бы мы попытались поставить рядом и срав­нить работы многих мастеров из различных уголков одной лишь Российской Федерации, то перед нами было бы без­граничное море фантастических и реальных образов, то вспыхивающих, то успокоенных красок, размашистой и
утонченной лепки форм.

В этом море художественно-декоративных образов очень оригинальна скульптура Тульской области. По своему содержанию она является типично народной, может быть даже в чем-то близкой сюжетам каргопольской иг­рушки. Во всяком случае, происхождение мотивов одно: и в Тульской области все начиналось с изготовления игрушек-свистулек к народным праздникам, и играли в них дети, и даже производством их занимались когда-то дети (наряду со взрослыми лепкой игрушек были заняты девочки 6—8 лет). Может быть поэтому до сих пор в иг­рушках сохранились черты наивной орнаментальной рос­писи, а в самой лепке фигур какая-то примитивность, свойственная чаще всего детскому творчеству.

 

Игрушка Тульской области сохраняет многие принци­пы художественного решения, сложившиеся еще в XVI — XVII вв. Некоторые особенности формы и пропорций фи­гур продиктованы материалом.

 

Местная глина очень масля­нистая, жирная. Лепить из нее удобно, она обладает хоро­шей пластичностью. Но при высыхании она часто треска­ется. Поэтому фигурки приходится поправлять, заглажи­вать трещины. При этой доработке формы вытягиваются, и у коня или оленя появляется длинная шея, а иногда удли­ненной становится вся фигура. Однако эти нарушения ре­альных пропорций не воспринимаются как противоестест­венные. Мастерица соответственно корректирует всю работу. Причем в росписи, может быть подсознательно, утвер­дился прием горизонтального нанесения цветных полосок, которые зрительно расширяют форму.

 

И вот необычные размеры отдельных частей фигуры и оригинальная роспись формируют яркий, наполовину сказочный образ всадника, оленя или просто забавного доброго зверя, вызывающего откровенную симпатию и доброе расположение человека. Скульптурные образы в работах филимоновских мастериц очень традиционны. Мир животных — это не просто анималистическая пласти­ка. Олень с яркой розеткой на груди и орнаментальными веточками на туловище — это символический образ, со­храняющий отголоски языческой культуры. Вместе с тем. это и обобщенный образ природы, с которой человек нахо­дится в гармонии, в творческом взаимодействии. Поэтому с человеческой меркой подходит мастерица к изображению зверей. Центральный герой многих народных сказок — медведь — показывается как существо, имеющее родство с человеком. Он и в действиях своих похож на разумное существо. Вот, например, «Медведь с подарком». В самом названии вещи дана характеристика персонажа, как будто приходящего в гости, поступающего так, как поступают люди.

 

Таким образом, забавная игрушка действительно пре­вращается в скульптуру, очень содержательную и ориги­нальную по форме раскрытия этого содержания.

 

Интересно подходят тульские игрушечницы и к сюже­там жанрового характера. Так, среди вещей, исполняемых филимоновскими мастерицами, бытует мотив изображения жениха и невесты. У самих мастериц он получил название «Любота». И в этом названии, и в манере исполнения скульптурной группы, которая чаще всего показывает влюбленных в танце, видна п немного скептическая улыбка деревенского жителя, и простодушное восхищение важным моментом в жизни люден. Именно это отношение, такая оценка факта и отражена в скульптурной декоративной группе, которая представляет немного смешную, жеманную и одновременно праздничную сцену.

 

В жанровых мотивах происходит откровенное преобра­зование игрушки в скульптуру, которая развивает близкие старым образцам темы народных гуляний. Поэтому вместе с танцующими парами в скульптуре появляются группы музыкантов, фигурки людей, гуляющих на празднике. И в этих фигурках сохраняется типичный для Тульской иг­рушки стиль. Вместе с тем происходит известное развитие приемов лепки, конкретизация образа интересным испол­нением деталей и изменением приемов росписи.


П. И. Уткин

 

Последние публикации


  • Жан Кокто

    Поэт, драматург, киносценарист, либреттист, режиссер, скульптор... Трудно назвать такую творческую профессию, в которой не пробовал свои силы Жан Кокто, выдающийся деятель французского искусства.
    Подробнее
  • Сезанн от XIX к XX

    О Сезанне писали много. Современники ругали, издевались, возмущались. После смерти художника оценки стали более снисходительными, а затем и восторженными.   О жизни мастера сообщалось всегда мало. И действительно, жизнь Поля Сезанна не была богата событиями. Родился он в семье с достатком. Отец и слышать не захотел о занятиях сына живописью. Поль был послушен, сначала изучал юриспруденцию, затем сел за конторку банка и начал считать. Но творчество буквально обуревало Поля.   Он и страницы гроссбуха заполнял рисунками и стихами. Там записано, например, такое его двустишие:
    Подробнее
  • Жан Франсуа Милле век XIX

    Бескрайнее вспаханное поле. Утро. Перед нами вырастает молодой великан. Он неспешно шагает, широко разбрасывая золотые зерна пшеницы. Безмятежно дышит земля, влажная от росы. Это мир Жана Франсуа Милле...   Пытаемся догнать Сеятеля, но он уходит вперед. Мгновение - и мы бредем по тенистому, прохладному лесу. Прислушиваемся к разговору деревьев, треску хвороста, перестуку деревянных сабо... И снова мы в поле. Скирды, скирды. Жатва. Задыхаемся от жары, обливаемся потом, собирая колоски вместе с суровыми крестьянками, бронзовыми от загара.
    Подробнее

Популярное


  • Великий немой.

    Так называли кино, когда не было еще изобретена аппаратура для озвучивания фильмов. Ленты выпускались тогда в прокат беззвучными, без привычной нам звуковой дорожки, что змеится рядом с кадрами. Но на самом деле беззвучным кино никогда не было. Уже первые киноролики, отснятые изобретателями кино братьями Люмьерами, сопровождались во время показа игрой на фортепиано. И за все время, пока существовал немой кинематограф, без музыкальной иллюстрации не обходился ни один сеанс. Музыка всегда была душой немого фильма. Она одухотворяла тени на экране, безмолвно кричащие, бесшумно передвигающие, беззвучно целующиеся...
    Подробнее
  • Развитие стиля модерн в русской архитектуре конца 19 - начала 20 века.

    Стиль "модерн" возник в европейской архитектуре в последнем десятилетии 19 века как протест против использования в искусстве приемов и форм стилей прошлого. Зародился этот стиль в сфере художественной промышленности и был связан с попыткой создания новых художественных форм, осуществляемых промышленным способом. В Бельгии, Австрии и Германии появляются механизированные мастерские, предназначенные для выполнения предметов мебели и быта по эскизам художников. Из сферы прикладного искусства модерн вскоре распространяется на архитектуру и изобразительное искусство.
    Подробнее
  • «Золотой век» русского романса

    XIX век по праву считают «золотым веком» русского романса. Русский романс — действительно явление удивительное, неповторимое в своей прелести, силе чувства, искренности. Сколько красоты и правды в русском романсе! Какая глубина переживания! Одним из самых замечательных и богатых жанров русской музыки является романс, завоевавший наряду с оперой особую популярность в народе. Не только произведения великих мастеров — Глинки, Даргомыжского, Чайковского, Римского-Корсакова, Бородина, Рахманинова, — но и более скромные по своему значению произведения Алябьева, Варламова, Гурилева и других авторов песен и романсов до сих пор звучат в программах певцов, пользуясь неослабевающей любовью слушателей.
    Подробнее
| Карта сайта | Контакты |