Два эстонских мастера

Встреча с эстонским декоративным искусством произошла ранней весной 1963 года в Москве на выставке Эльги Реэметс и Эллен Ханзен. Выставка производила впечатление удивительно целостного ансамбля красивых вещей.

 

Казалось, что вещи долго приглядывались друг к другу и только после этого поселились рядом. Переходы от керамики к текстилю, от изделий из металла к декоративным коврам были настолько плавны, что казалось, будто все вещи сделаны "на едином дыхании". Столь безупречно у этих художниц чувство стиля, понимание единства вещей.


И Реэметс, и Ханзен прекрасно понимают, что там, где все предметы в равной степени декоративно насыщены, художественного ансамбля не может быть. Требования, предъявляемые ранее каждому произведению декоративного искусства в отдельности, они перенесли на группу вещей в целом. Так сложилось понятие ансамбль. При таком подходе некоторые предметы отступили на второй план, зато другие приняли на себя основную декоративную и функциональную нагрузку.


Творчество Реэметс представлено очень разнообразно: керамика, кожа, металл, роспись фарфора и вязка. Кроме того, художница сама оформила эту выставку.


Керамическим произведениям Реэметс свойственна вертикальная устремленность формы. Чаще всего это декоративные вазы или кувшины для цветов. Запомнились сосуд в форме бутыли и два больших керамических стакана цвета графита с легким растительным декором. В этих вещах форма приобретает сочную пластичность и упругость. Замкнутые, уравновешенные силуэты, укрупненные размеры делают произведения монументальными.


Проблема пластической формы очень волнует художницу. Благодаря новизне пропорций и многообразию конфигураций в каждой вещи она находит оригинальные решения, хотя варьирует в пределах весьма ограниченного набора форм. При всей новизне изделий поиски не выходят из традиционного для эстонского искусства круга приемов. Так, керамические вазы, чаши и кувшины всегда остаются близкими к цилиндрической форме, ясны в пропорциях, четки по ритмам. Эта подчеркнутая ясность и простота составляют основное обаяние керамики Реэметс. Внешний декор и цвет, видимо, волнуют художницу значительно меньше, чем форма, хотя изысканность блеклых бежевых тонов, напоминающих оттенки прибрежного морского песка или глазури, похожие на полированный гранит, говорят о том, что их автор - тонкий колорист.


Своеобразие творческого почерка художницы проявляется и в керамическом панно. Особенно оригинальны ее маленькие рельефные фигурки, наклеенные на холст и окантованные деревянными рамками. Сильно обобщая формы и стилизуя пропорции фигурок, изображающих крестьянок за работой и во время отдыха, художница создает полные тепла и народного юмора картинки сельской жизни. Эти картинки хорошо выглядят в интерьере: сгруппированные по две и по три, они украшают стену.


Наиболее полно дарование Реэметс раскрывается в художественной обработке кожи. Ее кожаные бювары, обложки для книг, коробки и альбомы очень современны, в них поражает исключительное разнообразие композиционных приемов, которые всегда обусловлены характером и назначением предмета. Художница расширяет традиционный для эстонского искусства круг тем и узоров и вводит новые декоративные мотивы - стилизованные предметы народного быта, геометрические орнаменты или изображения зверей из народных сказок. В представленных на выставке работах последних лет чувствуется, что художница в совершенстве овладела линейными и цветовыми ритмами в украшении кожаных изделий; симметричные решения композиций она часто заменяет своеобразными, виртуозно сплетенными асимметричными построениями, уравновешенными плоскостями гладкого поля.


Если изделия из кожи Реэметс занимают цветовые и линейные взаимосвязи, то в работе с металлом художница решает объемно-пластические задачи. С тонким чувством красоты формы сделан ликерный серебряный прибор, который решается не только как декоративный предмет, в нем учитывается его основное утилитарное назначение. Очень ценно, что художница сумела отступить от традиционных форм серебряных изделий и найти новую, современную композицию, сохранив благородство материала. Цельная, монолитная форма рюмок и графина ничем не членится, благодаря этому силуэт приобретает плавность и изящество. Ровная, гладкая поверхность сосудов, покрытая темной патиной, очень приятна. Этот сервиз изготовляется в мастерских Художественного фонда Эстонии.


Среди многочисленных работ Реэметс на этой выставке ликерный сервиз нам представляется принципиально ценным, он предельно функционален и в то же время очень красив. Если с этой точки зрения посмотреть другие ее работы в металле, например декоративные медные кофейники, то станет ясно, что здесь художница оказалась в плену узкоэстетских поисков. Подобные уникальные изделия дороги, неприменимы в быту, их единственное назначение - украшать интерьер. Но тогда вряд ли целесообразно приписывать этим вещам определенную утилитарную функцию. Вообще хотелось бы, чтобы такой большой мастер, как Реэметс, создавала больше функционально продуманных и необходимых в быту вещей.


Реэметс прекрасно знает свою национальную культуру и этнографию, корни и истоки эстонского искусства, быть может, поэтому ей близка и интересна работа в такой исконно народной форме творчества, как художественная вязка. Прекрасная изделия из шерсти, декорированные орнаментом, красочны и удобны. В вязаных комплектах большое внимание уделяется строю узора и колориту. Отдельные предметы спортивных ансамблей скомпонованы так, что дополняют друг друга и вместе с тем различны по степени декоративной насыщенности.


Полны фантазии и знания эстонского фольклора ее остроумные маленькие композиции декоративных кукол и прястлиц. И здесь - чувство юмора, тонкое знание материала и вкус, безупречный, ясный, последовательно проявляющийся.
Здесь уже говорилось, что выставка смотрелась как единый ансамбль. И в этом заслуга не только Реэметс. Ткани, ковры и покрывала Эллен Ханзен определили цветовое решение и эмоциональную окраску экспозиции, то есть фактически выполняли ту же роль, которая отводится им в интерьере, - создавали декоративный фон.


Стойкие национальные традиции, идущие от народного крестьянского ткачества, особенно ясно проступают в работах Ханзен. Узоры декоративных тканей художница разрабатывает большей частью по мотивам народных тканей, но вместе с тем они по-современному просты и лаконичны.


Декоративные решения своих произведений Ханзен всецело подчиняет их назначению - в основном убранству современных небольших индивидуальных квартир.Поэтому в тканях художница избегает сильных цветовых или орнаментальных акцентов, ее композиции строятся в светлых, пастельных тонах: чаще других встречаются среди них серые и золотисто-желтые тона. Если фон ткани задуман темным, то рисунок по нему Ханзен дает светлый, графически-четкий. В таких работах чувствуется любовь автора к законченному, тщательно прорисованному узору, четким ритмам. В тканях последних лет преобладает горизонтальное членение орнамента. Много внимания уделяется структуре материала, в то же время декор становится проще, отсутствуют мелкие детали, ткань смотрится единой цветовой массой.


Естественно, чем спокойнее и проще ткани в интерьере, тем активнее роль красочных, ярких ковров или покрывал. На них и переносит Ханзен основной цветовой акцент. Ее ковры и покрывала отличаются тщательно отработанной фактурой, прекрасным качеством пряжи. Фиолетово-красные, черные с белым и зеленым длинноворсовые ковры, выполненные в технике "рюйу", поразительно красивы. В интерьере такой ковер выполняет роль основного украшения, являясь цветовым и эмоциональным стержнем убранства квартиры.


Очень красиво выглядело на выставке розово-сиреневое покрывало, сделанное в технике двухстороннего ткачества, однако выбор автором дорогостоящей пряжи высшего качества с ее пуховой пастельных оттенков фактурой нам кажется вовсе не обязательным в покрывалах, которые должны выполнять сугубо утилитарную функцию.


Конечно, чисто декоративные вещи должны присутствовать в наших квартирах, но больше и чаще всего мы пользуемся обычными вещами. И если бы с той же мерой артистичности и мастерства, какие продемонстрировали нам эстонские художницы, делались наши бытовые предметы, быт людей стал бы лучше.


С. Базазьянц. 1963 г.

 

 

Последние публикации


  • Жан Кокто

    Поэт, драматург, киносценарист, либреттист, режиссер, скульптор... Трудно назвать такую творческую профессию, в которой не пробовал свои силы Жан Кокто, выдающийся деятель французского искусства.
    Подробнее
  • Сезанн от XIX к XX

    О Сезанне писали много. Современники ругали, издевались, возмущались. После смерти художника оценки стали более снисходительными, а затем и восторженными.   О жизни мастера сообщалось всегда мало. И действительно, жизнь Поля Сезанна не была богата событиями. Родился он в семье с достатком. Отец и слышать не захотел о занятиях сына живописью. Поль был послушен, сначала изучал юриспруденцию, затем сел за конторку банка и начал считать. Но творчество буквально обуревало Поля.   Он и страницы гроссбуха заполнял рисунками и стихами. Там записано, например, такое его двустишие:
    Подробнее
  • Жан Франсуа Милле век XIX

    Бескрайнее вспаханное поле. Утро. Перед нами вырастает молодой великан. Он неспешно шагает, широко разбрасывая золотые зерна пшеницы. Безмятежно дышит земля, влажная от росы. Это мир Жана Франсуа Милле...   Пытаемся догнать Сеятеля, но он уходит вперед. Мгновение - и мы бредем по тенистому, прохладному лесу. Прислушиваемся к разговору деревьев, треску хвороста, перестуку деревянных сабо... И снова мы в поле. Скирды, скирды. Жатва. Задыхаемся от жары, обливаемся потом, собирая колоски вместе с суровыми крестьянками, бронзовыми от загара.
    Подробнее

Популярное


  • Великий немой.

    Так называли кино, когда не было еще изобретена аппаратура для озвучивания фильмов. Ленты выпускались тогда в прокат беззвучными, без привычной нам звуковой дорожки, что змеится рядом с кадрами. Но на самом деле беззвучным кино никогда не было. Уже первые киноролики, отснятые изобретателями кино братьями Люмьерами, сопровождались во время показа игрой на фортепиано. И за все время, пока существовал немой кинематограф, без музыкальной иллюстрации не обходился ни один сеанс. Музыка всегда была душой немого фильма. Она одухотворяла тени на экране, безмолвно кричащие, бесшумно передвигающие, беззвучно целующиеся...
    Подробнее
  • Развитие стиля модерн в русской архитектуре конца 19 - начала 20 века.

    Стиль "модерн" возник в европейской архитектуре в последнем десятилетии 19 века как протест против использования в искусстве приемов и форм стилей прошлого. Зародился этот стиль в сфере художественной промышленности и был связан с попыткой создания новых художественных форм, осуществляемых промышленным способом. В Бельгии, Австрии и Германии появляются механизированные мастерские, предназначенные для выполнения предметов мебели и быта по эскизам художников. Из сферы прикладного искусства модерн вскоре распространяется на архитектуру и изобразительное искусство.
    Подробнее
  • «Золотой век» русского романса

    XIX век по праву считают «золотым веком» русского романса. Русский романс — действительно явление удивительное, неповторимое в своей прелести, силе чувства, искренности. Сколько красоты и правды в русском романсе! Какая глубина переживания! Одним из самых замечательных и богатых жанров русской музыки является романс, завоевавший наряду с оперой особую популярность в народе. Не только произведения великих мастеров — Глинки, Даргомыжского, Чайковского, Римского-Корсакова, Бородина, Рахманинова, — но и более скромные по своему значению произведения Алябьева, Варламова, Гурилева и других авторов песен и романсов до сих пор звучат в программах певцов, пользуясь неослабевающей любовью слушателей.
    Подробнее
| Карта сайта | Контакты |