Рациональные тенденции в жилой архитектуре в начале ХХ века

Были достигнуты успехи в развитии рациональных тенденций в жилой архитектуре конца XIX - начала XX века.


Создавались жилые комплексы, в которых вместо лишенных солнца и воздуха дворов-колодцев были предусмотрены просторные, озелененные дворы. Вместо сплошной периметральной обстройки городских кварталов многоэтажными жилыми домами в ряде случаев дома стоят с разрывами, которые используются в качестве проездных дворов; также применяется постановка жилого дома с отступом от "красной линии", озелененный парадный двор располагается перед домом.

 

Примером прогрессивных планировочных композиций служат дома, которые построены Д. А. Крыжановским (1900 гг., ул. Таврическая, № 33), Ф. И. Лидвалем (1904 г., ул. М. Посадская № 17 и 19; ул. М. Конюшенная, ныне ул. С. Перовской, № 1 и 3, начаты в 1904 - 1905 гг.), Л. Н. Бенуа (1890-е годы, ул. Моховая, № 27 - 29).


Эти дома, которые составлены из нескольких неоднородных секций, отличаются свободной, асимметричной планировкой. Лестницы были устроены со стороны двора. Входы в дом - из двора и с улицы. В некоторых домах при входе с улицы перед лестницей расположен просторный вестибюль. Лестницы разделяются на черные и парадные.

 

Тщательно продумана с функциональной точки зрения планировка квартир. Рассчитаны они на 3 - 6 комнат. Во многих случаях комнаты изолированные. Комнаты для прислуги предусмотрены при кухнях. Расположение комнат, по мере удаления их от передней следующее: гостиная, кабинет, столовая, спальня и детские. Со спальней рядом размещается ванная. Распределение балконов, окон и эркеров зависит от планировки квартир и необходимости равномерного освещения комнат. Этим можно объяснить свободный ритм оконных проемов на фасадах, который им придает живописность.


Облик доходного дома, построенного Лидвалем в начале Каменноостровского проспекта, производит довольно целостное впечатление, несмотря на обилие характерного для модерна архитектурного убранства. На неудобном косоугольном участке, который выходит узкой стороной на М. Посадскую улицу архитектор мастерски разместил дом. Главная часть дома, которая обращена на Каменноостровский проспект, стоит с отступом от него и контурами образует парадный двор; флигель, который размещен на улице М. Посадской, также отставлен от нее на приличное расстояние. Дом отделен палисадником от обеих улиц; небольшой участок под сад выделен в парадном дворе.

Благоприятные условия для планировки квартир создало П-образное построение плана главной части дома. Архитектор избежал комнат неправильной формы (исключение составила его угловая часть, со стороны Кронверкского проезда), в местах излома были размещены вспомогательные помещения. Хорошие пропорции комнат и их достаточную освещенность можно отнести к числу достоинств плана дома на Каменноостровском проспекте. Однако очертания этого плана беспокойны и, из-за многочисленных впадин и эркеров - дробны.


Благодаря мастерству архитектора в использовании фактурных возможностей штукатурки и камня облик построенного Лидвалем дома отличается строгостью и монументальностью. Трактованный как цоколь, первый этаж дома облицован естественным камнем: в нижней, цокольной части и на углах - тесаным, в остальных частях - грубо околотым. Противопоставлена ему бархатистая, гладкая поверхность стен двух верхних этажей, обработанная плоскостными филенками, наличниками, фризами.

 

Свободный ритм оконных проемов подчеркнут своеобразными, с небольшими изгибами очертаниями карнизов и фронтонов. Достаточно сложный рисунок карнизов вместе с плоскими орнаментами в филенках под карнизами и между окнами и формой оконных проемов свидетельствуют о торжестве принципов модерна в архитектурном убранстве жилого дома начала XX века, план которого отличался целесообразностью.


Поиски новых декоративных приемов путем использования разных цветовых и фактурных свойств облицовочных материалов, хотя иногда и давали эффективные результаты, но цели достигали не всегда из-за утрировки характерных для модерна форм. В этом плане своеобразное впечатлений производит пятиэтажный доходный жилой дом, который построил архитектор Д. А Крыжановский на Таврической улице. Его композиционное решение было продиктован тем, что дом на улицу выходит узким торцовым фасадом. Зодчий усилил его вытянутые вверх пропорции фасада высоким криволинейным, расчлененным вертикальными тягами фронтоном. Удлиненным эркером и объединенными с помощью филенок окнами четвертого и третьего этажей подчеркивается устремленность композиции вверх в центре фасада. Вертикализм композиционного построения фасада жилого дома, криволинейный фронтон, эркер - типичные признаки модерна, которые связаны с его обращением к готической архитектуре. Дополняется композиция необычным сочетанием двух типов отделочного камня ("рваного" и тесаного) с плиткой двух цветов. Это все придает зданию романтический вид, который мало подходит для жилого дома, облик которого должен был бы быть более приветливым и мягким.


Фасад доходного дома на ул. Морской (1905 - 1907 гг., ул. Герцена, № 35), который создан архитекторами В. В. Ильяшевым и А. А. Гимпелом, гораздо более подходит к назначению здания. Магазины располагались в его первом этаже, в двух последующих - помещения страхового общества "Россия" и только верхние были отведены под квартиры. Нижний этаж, который решен как цокольный, выложен естественным камнем, грубо обработанным; большими арочными проемами подчеркнуто общественное назначение второго и третьего этажей; размеры, форма и распределение окон верхних этажей типичны для жилого дома. Фасад дома на ул. Морской отличается большой целостностью, которую можно объяснить строгостью и логикой его построения. Относительно центральной оси фасад симметричен. Центральная ось подчеркнута высоким "готическим" фронтоном, широким балконом в четвертом этаже и главным входом в дом. Большой художественный эффект был достигнут включением в композицию фасада красочных майолик - треугольных вставок и фриза (автор Н. К. Рерих) над окнами второго этажа.


В этом здание мы видим интересный пример включения в начале ХХ века произведений монументального изобразительного искусства в архитектуру.


Характерной чертой русской художественной культуры того времени постепенно становится тяготение к синтезу между разными видами искусства. Теперь монументальные памятники скульптор создает вместе с архитектором, а последний часто бывает автором всего замысла. Живописцы работают в области монументальной скульптуры и живописи, создают архитектурные проекты и осуществляют их. В Талашкине и Абрамцеве прикладным искусством занимаются и скульпторы, и живописцы, и архитекторы.


Поискам синтеза изобразительного искусства и архитектуры принадлежало первое место в этом процессе. Зодчие стремились к улучшению художественного облика городских улиц, используя в архитектуре выразительные средства живописи и скульптуры. "Разве может улица с ее мостовыми, угрюмыми и скучными зданиями и заборами, с безвкусной вычурностью вывесок и с кричащим великолепием магазинов вызвать ощущение художественности?". Чтобы создать это "ощущение художественности", в фасадах строящихся зданий стали применяться скульптуры, фрески, барельефы, мозаичные панно, лепные и майоликовые вставки. Внутренние стены зданий украшались лепными панно и тематической росписью, превращались в сложные скульптурные композиции печи и камины, в окна лестничных клеток универсальных магазинов и жилых домов вставлялись цветные витражи.


О сознательном подходе художника и архитектора к проблеме синтеза архитектуры с монументальной живописью и о стремлении создать на этой основе целостный художественный образ может свидетельствовать дом на улице Морской. На его сером фасаде, который обработан шероховатой штукатуркой, очень четко выделялись майолики Рериха, выдержанные в сине-бело-красновато-коричневой гамме. Фриз с изображением похода древнерусского войска был очень примечателен. Лаконичный рисунок фриза хорошо сочетается с архитектурной обработкой здания. Удачно найденные вертикальные акценты - шлемы, пики - подчеркивают неторопливый ритм движения ратных конников, увязанный с мерным ритмом оконных проемов. Композиционно связаны с окнами и архитектурные мотивы фризы - деревянные постройки, стены кремлей и т. д.


Несколько по-другому было дело с интерьерами этого дома, хотя нельзя отказать их творцам в намерении объединить монументально-декоративные и архитектурные средства для достижения большего эффекта.


В здание на улице Морской главный вход представляет собой систему из трех вестибюлей: I - небольшой тамбур; II - переход; III - обширное помещение, куда выходят лифт и парадная лестница.


Декор двух первых вестибюлей, включая и два лепных полукруглых панно в тимпанах арок перехода, в пластическом и цветовом отношении рассчитан на подготовку зрителя к восприятию более впечатляющего элемента во всем убранстве этого дома - широкого многопланового рельефного фриза, который огибает стены третьего вестибюля и лестничной клетки вплоть до последнего этажа. На этом фризе изображена природа и обитатели русского Севера. Во фризе ни один мотив не повторяется дважды. Пейзажи меняются по сюжету и по временам года. Многочисленные птицы, люди, звери и персонажи из сказок изображены в движении. Не только сюжеты фриза меняются, но и сам характер рельефа, местами очень выпуклого, местами плоского, иногда превращающегося в горельеф. В него в вестибюле вкомпанован бюст ненца, портретный и очень выразительный. Но этот большой лепной фриз представляет самостоятельный интерес, потому что с архитектурой интерьера он связан мало.


Относительно слабее проявлялось стремление к рациональной архитектуре в конце XIX - в начале XX века в Москве, чем в Петербурге. Причина отставания заключается в том, что Москва была "сосредоточием архитектурных исканий модернизма", причем "основное направление архитектуры "нового стиля" в Москве определилось мюнхенской и венской школами архитекторов-модернистов".


Построенные в те годы в Москве доходные дома типа возведенных Г. А. Гельрихом на Б. Саловой улице № 10 и Рождественском бульваре № 9, Л. Н. Кекушевым на Остоженке (ул. Метростроевская, № 19) и Пречистенке (ул. Кропоткина, № 28) и мн. др. убеждают в сходстве трактовки их архитектурного образа. В убранстве этих зданий применены прихотливые изгибы кровли, закругленные очертания основных членений фасадов, разнообразные по форме окна, многочисленные эркеры, причудливые балконные решетки и оконные переплеты, замысловатые лепные украшения - фризы, женские головки с распущенными волосами, скульптурные группы. Это все говорит о невзыскательном вкусе, означает отказ от объемно-пластического понимания архитектурных форм в пользу графического принципа их компоновки.


В этих домах прослеживаются четкое и ясное построение общей композиции здания, тщательно разработанные интерьеры, удобная планировка квартир.


Преувеличенным вниманием зодчего к уличным фасадам доходных домов иногда объясняют отрицательные качества стиля модерн. Но это было присуще не только архитекторам-модернистам, а и представителям других направлений. Тесная периметральная обстройка улиц господствовала в капиталистическом городе, при ней доходные дома тесно примыкали к друг другу. В таких домах боковые стены решались как брандмауерные, лишенные какой-либо архитектурной обработки и окон. Гораздо скромнее, чем уличные оформлялись дворовые фасады доходных домов.


В архитектуре домов-особняков или малоэтажных жилых домов Москвы преобладала пространственно-живописная композиция и принципы рационализма проявляются здесь ощутимее, чем в доходных домах.


Логика и ясность композиции проступают в облике собственного дома Л. Н. Кекушева на Остоженке (начало 1900-х гг., Метростроевская ул., № 21). Здесь четко осуществлена связь планировки дома и его внутреннего пространственного решения с компоновкой наружных масс. Главная часть здания, которая заключает зал, представляет монументальный прямоугольный объем с прорезанным в нем громадным арочным окном, которое в верхней части расчленено горизонтальной тягой.

 

Завершен объем высоким фронтоном со срезанной верхушкой, на ней раньше была фигура "гордого" льва. Вход в здание находится в пристройке к восьмигранной шатровой башне, с примыкающей с некоторым отступом к главному объему. Архитектурный облик этого дома отличается приветливостью и мягкостью, которые усиливаются благодаря примененному в его облицовке светлому кирпичу (палевому).


Признаки рационализма обнаруживаются и в московских особняках, которые были возведены архитектором В. Ф. Валькоттом. Привлекала его строго уравновешенная композиция из трех-четырех параллелепипедов различных размеров, подчиненная функционально-обоснованной, четкой внутренней планировке. Примером подобного произведения Валькотта может служить дом в Мертвом переулке (начало 1900-х гг., пер. Н. Островского, № 10). В его строгих, прямых очертаниях нет нарочитости. Здесь все обосновано конструктивно, все согласовано с планом. В высоком главном объеме, выступающем к улице, расположены парадная гостиная и холл с открытой лестницей, которая решена как единая пространственная система. К нему примыкает слева объем меньшей высоты, но более широкий - в нем размещены столовая и вторая гостиная. Справа, в заглубленном объеме той же высоты, что и левый, помещены вестибюльная и в глубине - кабинет. В стыке между правым и центральным объемами врезано трехгранное крытое крыльцо, которое завершено балконом. Из спальни второго этажа - выход на балкон.


Четко выражены и конструктивно оправданны членения фасадов этого дома. Простенки между окнами и углы здания являются каркасом; заполнение составляют громадные трехчастные и двухчастные окна, расчлененные перемычками у междуэтажных перекрытий, которые облицованы мелкими майоликовыми плитками. Без сложной профилировки, плоский карниз, укреплен на металлических кронштейнах. Дом отделяет от улицы решетка характерного для модерна рисунка. Тот же мотив использован в ограждении крыльца и балконов первого этажа. Очень интересно и цветовое решение фасадов, в нем темно-серый тон облицовочного кирпича сочетается хорошо с майоликовыми вставками зеленовато-коричневого цвета.


Высокую оценку современников получил дом построенный Валькоттом. О доме писали, что "по свежести общего впечатления, по простоте, с которым в нем решены разные вопросы, по определенности и ясности характера деталей следует отнести к лучшим произведениям среди московских особняков".


Архитектуру известного произведения Ф. О. Шехтеля - особняка С. П. Рябушинского на М. Никитской улице (1900 - 1902 гг.) определили рациональные тенденции. Композицию дома Шехтель построил на сочетании нескольких параллелепипедов.


Уравновешенное, вполне материальное впечатление производит здание. Формы все соразмерны, в них нет надуманного преувеличения. Ассиметрия объемов и фасадов вытекает из функционального плана здания. В облике этого дома главное - тема трехмерного, четко очерченного объема и тема стены, как выразительного средства выявления трехмерности этого объема. С некоторым отступлением от красной линии улицы поставлен этот дом, только парадным крыльцом он непосредственно соприкасается с улицей. Он расположен на участке свободно, соседние дома к нему не примыкают. Размеры и размещение окон, соотнесенные с большими поверхностями стен, хорошо продуманы с точки зрения освещения комнат. Также убедительно устройство карнизов на металлических кронштейнах, конструктивных и являющихся удачным изобретением архитекторов, которые работали в стиле модерн.


Большой интерес вызывает живописное убранство фасадов особняка Рябушинского. Все здание охватывает широкий мозаичный фриз, с характерным для модерна растительным орнаментом с орхидеями. Это более ранняя попытка применения средств изобразительного искусства в архитектуре, чем в Петербурге в доме на Морской улице. Точно согласована с высотой стен ширина фриза, цвета изображения гармонируют с серовато-зеленым цветом стен.


Однако чувство меры и художественный вкус изменили Шехтелю в интерьерах дома Рябушинского, которые были отделаны необычайно роскошно. Очень странное впечатление производит ограждение беломраморной лестницы, которое выточено из того же мрамора в текучих формах, похожих на волну. Это типичный образец, свойственного раннему модерну насилия над материалом, который вступил в противоречие с прогрессивными приемами в структуре здания и его разумной планировкой.
Особенно сильно проявились рационалистические тенденции жилой архитектуры конца XIX - начала XX века в строительстве дач, вилл и загородных домов. Движение к освобождению их фасадов от специфических декоративных деталей, которые присущи модерну и от лишних украшений вообще приводило к появлению в композициях этих построек признаков, которые ее роднили с архитектурой 1920-х годов.


Загородный дом в имении Некрасова под Москвой построенный Л. Н. Кекушевым - один из первых в этом духе - был опубликован в 1903 году в "Зодчем" под названием "Американский дом". Это был дом уютный и приветливый, компактно спланированный. Он хорошо вписался в окружающую природу. Он имел симметричные общие очертания - прямоугольник с двумя выступами на продольных сторонах. Распределение помещений целесообразное. На первом этаже находятся гостиная с широкими окнами и овальная столовая, которая обращена в сад застекленной полуротондой. Тут же буфет, кабинет и просторный холл с открытой, ведущей в верхний этаж лестницей.

 

На втором этаже - детские комнаты и спальня.


Интерес вызывает и конструкция этого дома с каркасом из вертикальных деревянных брусьев и заполнением из трехвершковых, толстых, обшитых войлоком досок; с двух сторон стены оштукатурены.


Довольно большое распространение в начале ХХ века получают дачи, особняки, загородные домики, выполненные в простых формах и ясные по композиции. Были предприняты попытки такие дома строить из бетона, нового строительного материала. Для окраски домов использовали преимущественно жизнерадостные, светлые цвета - белый чаще всего. Иногда вводятся какие-нибудь деревянные детали или майоликовые вставки, которые не нарушают скромного характера внешнего облика таких домов.


Элементарно простыми и строгими очертаниями отличается "Вилла художника" построенная архитектором Л. М. Браиловским в Крыму. Отсутствие украшений, пологая кровля, большие белые поверхности стен с несимметрично и редко, по мере надобности, расставленными окнами, веранда, застекленная с открытым балконом над ней, на угловом выступе второй балкон, огражденный решеткой, большое горизонтальное окно мастерской, тонко найденные пропорции всех частей композиции делают этот домик очаровательным.


С простыми контурами таких домиков хорошо увязывались осторожно введенные мотивы народного творчества. Удачно включил в композицию оштукатуренного кирпичного загородного дома деревянный балкон на выпускных бревнах О. Р. Мунц в доме Завадовского в Финляндии. И в его интерьерах использованы национальные финские мотивы - в рисунке деревянных стоек и перил лестницы, в пятигранных очертаниях окон веранды. Они органично вписались в интерьер дома, не споря с современным характером убранства, сдержанным и очень простым. Пастельные зеленоватые тона, в которые окрашены стены веранды, холла и лестницы, гармонируют со светлой кленовой мебелью, темно-фиолетовым занавесом и терракотовым цветом ковра. Отсутствие лепных украшений, изысканное сочетание красок в интерьере, небольшое число самых необходимых, лаконично очерченных предметов обстановки свидетельствуют о проникновении рациональных тенденций и в убранство жилого интерьера начала ХХ века.

 

Последние публикации


  • Жан Кокто

    Поэт, драматург, киносценарист, либреттист, режиссер, скульптор... Трудно назвать такую творческую профессию, в которой не пробовал свои силы Жан Кокто, выдающийся деятель французского искусства.
    Подробнее
  • Сезанн от XIX к XX

    О Сезанне писали много. Современники ругали, издевались, возмущались. После смерти художника оценки стали более снисходительными, а затем и восторженными.   О жизни мастера сообщалось всегда мало. И действительно, жизнь Поля Сезанна не была богата событиями. Родился он в семье с достатком. Отец и слышать не захотел о занятиях сына живописью. Поль был послушен, сначала изучал юриспруденцию, затем сел за конторку банка и начал считать. Но творчество буквально обуревало Поля.   Он и страницы гроссбуха заполнял рисунками и стихами. Там записано, например, такое его двустишие:
    Подробнее
  • Жан Франсуа Милле век XIX

    Бескрайнее вспаханное поле. Утро. Перед нами вырастает молодой великан. Он неспешно шагает, широко разбрасывая золотые зерна пшеницы. Безмятежно дышит земля, влажная от росы. Это мир Жана Франсуа Милле...   Пытаемся догнать Сеятеля, но он уходит вперед. Мгновение - и мы бредем по тенистому, прохладному лесу. Прислушиваемся к разговору деревьев, треску хвороста, перестуку деревянных сабо... И снова мы в поле. Скирды, скирды. Жатва. Задыхаемся от жары, обливаемся потом, собирая колоски вместе с суровыми крестьянками, бронзовыми от загара.
    Подробнее

Популярное


  • Великий немой.

    Так называли кино, когда не было еще изобретена аппаратура для озвучивания фильмов. Ленты выпускались тогда в прокат беззвучными, без привычной нам звуковой дорожки, что змеится рядом с кадрами. Но на самом деле беззвучным кино никогда не было. Уже первые киноролики, отснятые изобретателями кино братьями Люмьерами, сопровождались во время показа игрой на фортепиано. И за все время, пока существовал немой кинематограф, без музыкальной иллюстрации не обходился ни один сеанс. Музыка всегда была душой немого фильма. Она одухотворяла тени на экране, безмолвно кричащие, бесшумно передвигающие, беззвучно целующиеся...
    Подробнее
  • Развитие стиля модерн в русской архитектуре конца 19 - начала 20 века.

    Стиль "модерн" возник в европейской архитектуре в последнем десятилетии 19 века как протест против использования в искусстве приемов и форм стилей прошлого. Зародился этот стиль в сфере художественной промышленности и был связан с попыткой создания новых художественных форм, осуществляемых промышленным способом. В Бельгии, Австрии и Германии появляются механизированные мастерские, предназначенные для выполнения предметов мебели и быта по эскизам художников. Из сферы прикладного искусства модерн вскоре распространяется на архитектуру и изобразительное искусство.
    Подробнее
  • «Золотой век» русского романса

    XIX век по праву считают «золотым веком» русского романса. Русский романс — действительно явление удивительное, неповторимое в своей прелести, силе чувства, искренности. Сколько красоты и правды в русском романсе! Какая глубина переживания! Одним из самых замечательных и богатых жанров русской музыки является романс, завоевавший наряду с оперой особую популярность в народе. Не только произведения великих мастеров — Глинки, Даргомыжского, Чайковского, Римского-Корсакова, Бородина, Рахманинова, — но и более скромные по своему значению произведения Алябьева, Варламова, Гурилева и других авторов песен и романсов до сих пор звучат в программах певцов, пользуясь неослабевающей любовью слушателей.
    Подробнее
| Карта сайта | Контакты |