Рационалистические тенденции конца XIX - начала XX века

Вплоть до 1890-х годов в русском зодчестве господствовали эклектические и стилизаторские течения, но затем они стали если не исчезать под натиском новых веяний в мировой архитектуре, то изменяться и суживать границы своего распространения.

 

В архитектурной среде начала 1890-х годов стали раздаваться голоса, которые были проникнуты тревогой за судьбы русского зодчества. Сначала очень робко, потом шире и шире стало распространяться движение за усиление рациональных качеств архитектурного произведения - за максимальное удовлетворение санитарных, конструктивных и функциональных требований, за более тщательную разработку планов здания, за соответствие внешнего облика здания его назначению.


На Первом съезде русских зодчих (1892 г.) председатель его первого отдела Р. А. Гедике говорил о "явном упадке вкуса" в гражданской архитектуре. Гедике видел причины этого упадка в отсутствии "тесной связи между привычными понятиями об искусстве и их художественным выражением в архитектурных композициях: прежние приемы уже устарели, а новые еще не успели выработаться в точно определенные формы". Как отмечал Гедике: "В настоящее время мы переживаем борьбу старых преданий в архитектуре - с новыми воззрениями".


В докладе К. М. Быковского, на том же съезде, получило развитие это положение об устаревших приемах архитектурного творчества, "затрудняющих проявление нового современного стиля в гражданской архитектуре".


Свое внимание Быковский сосредоточил только на проблеме древнерусского зодчества (которой и был посвящен Первый съезд), но он высказал мысль о "неисполнимости задачи создать современное здание в строго выдержанном стиле известного периода русского зодчества, которое в то же время будет удовлетворять современным потребностям и современным научным требованиям". Однако проблему выработки нового стиля он не видел оторванной от проблемы художественных традиций, призывая архитекторов не отказываться от "наследия общечеловеческого художественного развития" и изучать древние русские памятники.


Уже на II съезде (1895 г.) Быковский обвинил современную архитектуру в "бессодержательном эклектизме", который обусловлен отсутствием в общественной жизни "объединяющей идеи" и недостаточно глубоким освоением наследия.


Можно увидеть что, выдвигая правильную мысль о необходимости борьбы с эклектикой, Быковский не понимал сущности этого явления. Предлагая слепое копирование деталей заменить "усвоением прошлого технического опыта" и взять его в помощь "материальным и духовным запросам современной жизни", архитектор только немногим изменял стилизаторским приемам. И собственная практика Быковского как архитектора показывает это. В зданиях, которые он возвел в последнее десятилетие XIX века: Зоологический музей Московского университета (1898 - 1902 гг., Б. Никитская, ныне ул. Герцена № 6) и Гос. банк (конец XIX в., Неглинская ул., № 12, Москва), хоть и нет безудержного богатства архитектурного убранства (их планировка целесообразна, а замысел ясен и строг), все же использованы архитектурные формы, которые были взяты в далеком прошлом.


Один из ранних поборников рациональных тенденций развития архитектуры инженер И. С. Китнер, который выступил на Первом съезде зодчих, был более последователен в критике стилизаторства и эклектики. Китнер считал вредной саму систему определения стиля в конкурсных заданиях, исходя из мнения о бесцельности следования старым образцам в современных постройках. Такое задание связывает инициативу зодчего, но и противоречит назначению и типу новых деловых зданий.


Интересно выступал на Первом съезде русских зодчих архитектор А. И. Бернардацци, он говорил о стремлении публики к широкому демократическому общению, которое подсказывает новые типы общественных зданий, о требованиях удобства, гигиены и комфорта, которые к этим зданиям предъявляются, о новых социальных отношениях. Он не коснулся "скользкого" вопроса об стилизаторстве и эклектике, но в своем творчестве был эклектиком.


Этого противоречия между практикой и теорией не избежал и архитектор П. Ю. Сюзор. На II съезде русских зодчих он выступил с докладом, который посвятил вопросам применения в строительстве технических достижений и соответствующего рационального архитектурного оформления, необходимости реалистического подхода к решению архитектурных задач. Сюзор говорил: " Со второй половины нашего века замечается в литературе, науке, в искусстве особое реальное направление. От ученых общество требует применения их открытий к улучшению условий его жизни, от художника изображений, картин, которые взяты из действительной жизни. Что же оно требует от зодчего? Прежде всего, общество требует удовлетворения его реальных требований. Большую часть своей жизни люди проводят в огражденных от непогоды помещениях, - будь это больницы, школы, казармы и проч., и недостатки этих помещений должны непосредственно отзываться на... их способности к труду, а потому понятно, что лицам, призванным жить в этих помещениях, вовсе не безразлично, как эти больницы, школы, казармы построены. Они заинтересованы в том, чтобы эти постройки отвечали тем условиям, которые гарантируют полное соответствие их назначению во всех отношениях".


Тема, которую поднял Сюзор, была развита в докладе архитектора С. Я. Тимоховича на том же съезде.


Таким образом, на этих двух съездах русских зодчих был дан бой стилизаторским и эклектическим течениям. Поиски сочетания художественного наследия с современными задачами архитектуры, которые направлены на удовлетворение "реальных требований" общества, к которым обратились зодчие, создавали непреодолимое противоречие между практикой и теорией архитектуры. Попытки решить новые задачи, которые стали перед зодчими, с помощью национальных традиций русской архитектуры на деле возвращала зодчих к стилизаторству и эклектике.


Не исчерпывается первыми этапами борьбы с эклектикой значение этих съездов. Оно также заключается в утверждении рациональных основ архитектурного творчества. Но это не значит, что зодчие до 1892 года не задумывались над вопросами современных конструкций, рациональной планировки и др. Для архитектуры капитализма был характерен "деловой" рационализм, который продиктован предпринимательскими устремлениями буржуазии. Эти рационалистические тенденции усиливаются к концу XIX века. Приходит желание с помощью архитектурных средств предоставить людям комфорт и здоровые условия жизни.


Но если "деловой" рационализм второй половины XIX века, обходил вопросы, которые связаны с художественной стороной архитектурного творчества, и работа архитектора сводилась лишь к роли декоратора, "обогащающего", украшающего фасады зданий и их интерьеры, то к концу XIX века уже видно тяготение к комплексному решению архитектурных задач, которое включает и проблему соответствия художественного облика здания его конструкциям и назначению.


Как одну из удачных и интересных попыток осуществления новых планировочных и композиционных принципов можно привести здание Имп. Клинического повивального института на Васильевском острове в Петербурге, которое возведено 1898 - 1904 годах архитектором Л. Н. Бенуа. Бенуа удалось, исходя из широко в то время распространенного павильонного типа построения больничного комплекса, все корпуса связать переходами, так что из одного конца больницы при необходимости можно попасть в другой, самый отдаленный, при этом не выходя во двор.


Симметричное построение композиции имеет главный корпус; все остальные корпуса (и весь комплекс института в целом) спроектированы свободно - в стремлении создать больше удобств для больных и обеспечить лучшие условия эксплуатации зданий. Это доказывает такая мелкая деталь, как расширение коридоров в отдельных местах при помощи трехгранных выступов, что образует уютные уголки для отдыха выздоравливающих больных и "разбивает" монотонность длинных коридоров. Зодчий в основу компоновки больничных корпусов положил одностороннюю застройку коридоров. Все палаты ориентированы на юго-запад и юго-восток - явление прогрессивное и для того времени необычное. Их пропорции благоприятны для хорошего освещения палат и удобного расположения кроватей.


Классицистическую схему применил Л. Н. Бенуа при построении фасада главного корпуса. Трехчастная композиция корпуса состоит из трехгранных выступов протяженных корпусов, которые с ним соединены с нейтральными связующими частями здания и монументального центрального объема. Мерный ряд ионических полуколонн в третьем этаже центрального объема, большой просторный вход с полуциркульным окном над ним, облицовка из естественного камня, спокойные пропорции придают архитектурному облику здания уравновешенность, серьезность, торжественность, которые для данного типа общественного сооружения необходимы. Способствовала этому впечатлению и сдержанность архитектурного убранства.


Однако таких примеров, в которых, несмотря на использование выразительных средств, взятых из прошлого, была достигнута целостность между классицистической системой построения композиции главного корпуса и свободной современной планировкой другой части здания, было мало.


Как правило, рационалистические тенденции в архитектуре конца XIX - начала XX века сталкивались с эклектическим убранством интерьеров и фасадов. Перед архитекторами стала задача поисков такого стиля, который соответствовал бы новым требованиям, которые предъявлялись к архитектуре общественных и жилых помещений.

 

Последние публикации


  • Жан Кокто

    Поэт, драматург, киносценарист, либреттист, режиссер, скульптор... Трудно назвать такую творческую профессию, в которой не пробовал свои силы Жан Кокто, выдающийся деятель французского искусства.
    Подробнее
  • Сезанн от XIX к XX

    О Сезанне писали много. Современники ругали, издевались, возмущались. После смерти художника оценки стали более снисходительными, а затем и восторженными.   О жизни мастера сообщалось всегда мало. И действительно, жизнь Поля Сезанна не была богата событиями. Родился он в семье с достатком. Отец и слышать не захотел о занятиях сына живописью. Поль был послушен, сначала изучал юриспруденцию, затем сел за конторку банка и начал считать. Но творчество буквально обуревало Поля.   Он и страницы гроссбуха заполнял рисунками и стихами. Там записано, например, такое его двустишие:
    Подробнее
  • Жан Франсуа Милле век XIX

    Бескрайнее вспаханное поле. Утро. Перед нами вырастает молодой великан. Он неспешно шагает, широко разбрасывая золотые зерна пшеницы. Безмятежно дышит земля, влажная от росы. Это мир Жана Франсуа Милле...   Пытаемся догнать Сеятеля, но он уходит вперед. Мгновение - и мы бредем по тенистому, прохладному лесу. Прислушиваемся к разговору деревьев, треску хвороста, перестуку деревянных сабо... И снова мы в поле. Скирды, скирды. Жатва. Задыхаемся от жары, обливаемся потом, собирая колоски вместе с суровыми крестьянками, бронзовыми от загара.
    Подробнее

Популярное


  • Великий немой.

    Так называли кино, когда не было еще изобретена аппаратура для озвучивания фильмов. Ленты выпускались тогда в прокат беззвучными, без привычной нам звуковой дорожки, что змеится рядом с кадрами. Но на самом деле беззвучным кино никогда не было. Уже первые киноролики, отснятые изобретателями кино братьями Люмьерами, сопровождались во время показа игрой на фортепиано. И за все время, пока существовал немой кинематограф, без музыкальной иллюстрации не обходился ни один сеанс. Музыка всегда была душой немого фильма. Она одухотворяла тени на экране, безмолвно кричащие, бесшумно передвигающие, беззвучно целующиеся...
    Подробнее
  • Развитие стиля модерн в русской архитектуре конца 19 - начала 20 века.

    Стиль "модерн" возник в европейской архитектуре в последнем десятилетии 19 века как протест против использования в искусстве приемов и форм стилей прошлого. Зародился этот стиль в сфере художественной промышленности и был связан с попыткой создания новых художественных форм, осуществляемых промышленным способом. В Бельгии, Австрии и Германии появляются механизированные мастерские, предназначенные для выполнения предметов мебели и быта по эскизам художников. Из сферы прикладного искусства модерн вскоре распространяется на архитектуру и изобразительное искусство.
    Подробнее
  • «Золотой век» русского романса

    XIX век по праву считают «золотым веком» русского романса. Русский романс — действительно явление удивительное, неповторимое в своей прелести, силе чувства, искренности. Сколько красоты и правды в русском романсе! Какая глубина переживания! Одним из самых замечательных и богатых жанров русской музыки является романс, завоевавший наряду с оперой особую популярность в народе. Не только произведения великих мастеров — Глинки, Даргомыжского, Чайковского, Римского-Корсакова, Бородина, Рахманинова, — но и более скромные по своему значению произведения Алябьева, Варламова, Гурилева и других авторов песен и романсов до сих пор звучат в программах певцов, пользуясь неослабевающей любовью слушателей.
    Подробнее
| Карта сайта | Контакты |