Марк Владимирович Григорян

Если бы было принято помещать на зданиях имена их создателей, то вероятно в Ереване не осталось ни одной улицы, где бы ни находилось сооружение, а котором не принимал участия Марк Владимирович Григорян, замечательный зодчий, ученый, педагог.

 

Он приехал в Ереван в 1924 г. из Нахичевани на Дону и стал студентом архитектурного отделения Ереванского университета. В то время в Ереване собралось много выдающихся деятелей армянской культуры, горевших желанием принять участие в создании новой жизни возрождающейся Родины. Здесь работали Мариэтта Шагинян, Егише Чаранц, Мартирос Сарьян, Акоп Коджоян, Александр Спендиаров, Торос Тораманян, Александр Таманян и другие выдающиеся деятели армянской культуры, создавшие исключительно творческую обстановку.

 

Григорян поступает на работу в Горсовет к главному инженеру города, профессору Н. Г. Буниатяну и оказывается в кругу самых актуальнейших проблем строительства. В 1926 г., будучи еще студентом, он принял участие вовсесоюзном конкурсе на проект ереванского театра. Представленный проект привлек внимание выдающегося архитектора Александра Ивановича Таманяна. Таманян предложил Григоряну сотрудничать с ним. Более десяти лет продолжалась творческая дружба Марка Григоряна с Таманяном, В то же время Григорян создает самостоятельные проекты. Им была построена больница и несколько жилых домов.

 

Уже в этих ранних сооружениях проявился творческий почерк архитектора — стремление к комплексной застройке, связи здания с окружающей архитектурой, ясное понимание природы местного строительного материала — базальта и туфа.

 

В построенном в 1934 г. Доме специалистов Григорян проявил себя как вполне зрелый, сложившийся архитектор, Он ищет новые формы и находит для них нужное конструктивное и художественное решение, смело сочетает пластичность объемов и графичность отделки, широко использует цветовое богатство туфа.

 

Григорян много проектирует и строит, но по-прежнему любимым его детищем остается площадь Ленина в Ереване. Спустя четыре десятилетия после качала строительства, когда архитектурный ансамбль площади наконец близится к завершению, она, получив заслуженное признание и славу, стала объектом гордости ереванцев.

 

В 1936 г., после смерти Таманяна всю организационную работу, связанную с созданием площади, возглавил Григорян. Работа эта была сложная и напряженная. Хотя Дом правительства, сооруженный по проекту А, Таманяна, стал решающим в ансамбле площади, но для ее композиционного завершения оставалось воздвигнуть еще пять зданий, Построенные М, В, Григоряном и Э. А. Сарапяном здания гостиницы «Армения», «Совлрофа» и Дома связи очень пластичны в своем решении. Высокие профилированные арки, обрамляющие дверные и оконные проемы, объединяют многоэтажные здания в цельный организм. Стройные круглые колонки верхнего этажа, чередующиеся с плоскими пилястрами, облегчают массивность низа строений и служат лентой, связующей комплексы «Армении» и «Сов-профа». Красивый розовато-сиреневый цвет туфа, обилие резных орнаментов придают зданиям нарядный вид.

 

Авторами была решена чрезвычайно трудная задача — объединить три различных по своему назначению общественных здания в общий архитектурный ансамбль площади. Надо сказать, что они блестяще справились с ней. Сооружения Григоряна и Сарапяна, близкие по цвету и стилю Дому правительства, вместе с тем несут черты индивидуального почерка, присущего этим зодчим.

 

В 1950 г. Григорян построил здание Центрального комитета Коммунистической партии Армении. Здание состоит из трех резалитов, выдержанных в классическом стиле. Свойственные ему ясность объемного решения, строгость форм, лаконизм и величественность архитектурного решения соответствуют назначению сооружения. За строительство здания ЦК КП Армении М. В. Григорян получил Государственную премию.

 

Официально-торжественный характер здания обусловил строгость и монументальность его наружного оформления и нарядность внутреннего убранства. Широкая арка центрального входа ведет в просторный вестибюль, за которым расположен большой приемный зал.

 

Введение большой арки для оформления центрального входа — один из излюбленных приемов Григоряна, используемых им в ряде сооружений: доме приемов Президиума Верховного Совета Армянской ССР, здании Министерства лесной промышленности, Матенадаране и других.

 

Матенадаран — одно из лучших сооружений Григоряна. Все знания ученого, опыт строителя и талант зодчего воплотились в этом монументальном и лаконичном здании. К Матенадарану ведет двухпролетная лестница, обрамленная мощными выступами перил и длинным массивным парапетом, перед которым находится скульптура создателя армянской письменности Месропа Маштоца. Над парапетом поднимаются шесть статуй ученых, философов и мыслителей, определивших великое прошлое армянской культуры.

 

Само здание, предельно лаконичное, в форме параллелепипеда с высокой профилированной центральной аркой и четырьмя большими нишами, создает впечатление огромной базальтовой плиты, расчлененной на пять плоскостей, соответствующих арке и нишам, и ограниченных единой прямоугольной рамой, С двух сторон к фасаду примыкают крылья, решенные в виде низких лоджий с аркадой. Внутри лоджий размещены привезенные сюда из различных мест Армении урартские магические статуи — вишапы, надгробные каменные резные плоты — хачкары, базы колонн, орнаментальные капители и другие памятники ваяния, которыми столь богата армянская земля.

 

М. В. Григорян нашел интересный прием и для решения внутреннего пространства Матендарана. Подобно древнеармянским сооружениям главным организующим элементом является купол, опирающийся на столбы.

 

Умение Григоряна связать здания с окружающей средой особенно ярко проявилось в курортных ансамблях Арзни, Делижана, санатория «Армения» в Гаграх и др.

 

М. В. Григорян совместно с С. А. Сарапяном ведет строительство картинной галереи Армении. Кроме экспозиционных залов и запасника галерея имеет лекторий, комнаты для работы со школьниками, кинозал. В галерее собраны не только произведения армянских художников, скульпторов и миниатюристов, но и памятники русского, западноевропейского и восточного искусства.

 

Григоряном был разработан проект перекрытия урартской крепости VIII в. до н. э. Эребуни, позволяющий сохранить этот уникальный памятник, давший название столице Армении.

 

Деятельность Григоряна не исчерпывается только зодчеством, важна его заслуга и как общественного деятеля. В течение тринадцати лет с 1938 по 1951 г. он был главным архитектором города. Это были годы наиболее интенсивного строительства Еревана, годы превращения его из маленького провинциального городка в прекрасную столицу Армении.

 

В течение двадцати лет Григорян преподавал в Ереванском политехническом институте, и многие из его учеников вышли на самостоятельную творческую дорогу. Где бы они ни работали, чтобы ни создавали, они всегда знают, что в мастерской Григоряна их ждет дружеский совет и помощь.

 

Перу Григоряна принадлежат важные труды по теории архитектуры, им написано интереснейшее исследование о классическом наследии. В 1969 г. вышла книга Григоряна «Площадь Ленина» о проектировании и строительстве площади Ленина.

 

С. Ходжаш, кандидат искусствоведения

 

Последние публикации


  • Жан Кокто

    Поэт, драматург, киносценарист, либреттист, режиссер, скульптор... Трудно назвать такую творческую профессию, в которой не пробовал свои силы Жан Кокто, выдающийся деятель французского искусства.
    Подробнее
  • Сезанн от XIX к XX

    О Сезанне писали много. Современники ругали, издевались, возмущались. После смерти художника оценки стали более снисходительными, а затем и восторженными.   О жизни мастера сообщалось всегда мало. И действительно, жизнь Поля Сезанна не была богата событиями. Родился он в семье с достатком. Отец и слышать не захотел о занятиях сына живописью. Поль был послушен, сначала изучал юриспруденцию, затем сел за конторку банка и начал считать. Но творчество буквально обуревало Поля.   Он и страницы гроссбуха заполнял рисунками и стихами. Там записано, например, такое его двустишие:
    Подробнее
  • Жан Франсуа Милле век XIX

    Бескрайнее вспаханное поле. Утро. Перед нами вырастает молодой великан. Он неспешно шагает, широко разбрасывая золотые зерна пшеницы. Безмятежно дышит земля, влажная от росы. Это мир Жана Франсуа Милле...   Пытаемся догнать Сеятеля, но он уходит вперед. Мгновение - и мы бредем по тенистому, прохладному лесу. Прислушиваемся к разговору деревьев, треску хвороста, перестуку деревянных сабо... И снова мы в поле. Скирды, скирды. Жатва. Задыхаемся от жары, обливаемся потом, собирая колоски вместе с суровыми крестьянками, бронзовыми от загара.
    Подробнее

Популярное


  • Великий немой.

    Так называли кино, когда не было еще изобретена аппаратура для озвучивания фильмов. Ленты выпускались тогда в прокат беззвучными, без привычной нам звуковой дорожки, что змеится рядом с кадрами. Но на самом деле беззвучным кино никогда не было. Уже первые киноролики, отснятые изобретателями кино братьями Люмьерами, сопровождались во время показа игрой на фортепиано. И за все время, пока существовал немой кинематограф, без музыкальной иллюстрации не обходился ни один сеанс. Музыка всегда была душой немого фильма. Она одухотворяла тени на экране, безмолвно кричащие, бесшумно передвигающие, беззвучно целующиеся...
    Подробнее
  • Развитие стиля модерн в русской архитектуре конца 19 - начала 20 века.

    Стиль "модерн" возник в европейской архитектуре в последнем десятилетии 19 века как протест против использования в искусстве приемов и форм стилей прошлого. Зародился этот стиль в сфере художественной промышленности и был связан с попыткой создания новых художественных форм, осуществляемых промышленным способом. В Бельгии, Австрии и Германии появляются механизированные мастерские, предназначенные для выполнения предметов мебели и быта по эскизам художников. Из сферы прикладного искусства модерн вскоре распространяется на архитектуру и изобразительное искусство.
    Подробнее
  • «Золотой век» русского романса

    XIX век по праву считают «золотым веком» русского романса. Русский романс — действительно явление удивительное, неповторимое в своей прелести, силе чувства, искренности. Сколько красоты и правды в русском романсе! Какая глубина переживания! Одним из самых замечательных и богатых жанров русской музыки является романс, завоевавший наряду с оперой особую популярность в народе. Не только произведения великих мастеров — Глинки, Даргомыжского, Чайковского, Римского-Корсакова, Бородина, Рахманинова, — но и более скромные по своему значению произведения Алябьева, Варламова, Гурилева и других авторов песен и романсов до сих пор звучат в программах певцов, пользуясь неослабевающей любовью слушателей.
    Подробнее
| Карта сайта | Контакты |