Леон Баттиста Альберти

Выдающийся зодчий и теоретик искусства

 

Не всякому дается столь долгое бессмертие. Леон Баттиста Альберти (1404 — 1472 гг.) заслужил его многими своими свершениями, в первую очередь своим дарованием зодчего и неумирающими трудами по теории архитектуры и искусства.

 

 Альберти первым сформулировал основы гуманистического искусства Италии в эпоху Возрождения. Его трактаты об архитектуре, живописи и скульптуре выразили новое понимание искусства, возникшее под влиянием «великого прогрессивного переворота» (Энгельс), происходившего тогда на итальянской почве. Он преобразовал теорию, превратив ее из свода практических правил в подлинную науку, основанную на глубоко продуманной философско-эстетической системе.

 

Альберти ввел в теорию архитектуры методы математического мышления, создал предпосылки для художественного экспериментаторства, оказал огромное влияние на архитектурную практику и на развитие других пластических искусств. Как известно, художественной культуре Ренессанса принадлежит открытие перспективы в живописи. Альберти одним из первых научно обосновал и разработал ее.

 

Как и другие гуманисты, Альберти преклонялся перед художественной культурой античного мира. Он сделал очень много для приобщения к ней деятелей искусства своего времени. Ему принадлежит большая историческая заслуга в возрождении художественных канонов классической древности.

 

Из собственно архитектурного творчества Альберти до наших дней сохранилось не много. Знатоки считают наиболее достоверным участие Альберти в перестройке церквей Сан Франческо в Римини и св. Аннунциаты во Флоренции, авторство знаменитого флорентийского палаццо Ручеллаи. Альберти, по-видимому, был первым архитектором, который создавал проекты, предоставляя осуществление их другим. В его лице мы видим уже не старшего мастера каменотесов, каковыми были зодчие средневековья, а именно архитектора, художника зодчества.

 

Изучая свою любимую античность, Альберти дал четкие определения архитектурным ордерам и этим помог возрождению в архитектуре нового времени классического стиля. Его мысль глядела не только вспять, но и вперед. Альберти — первый теоретик градостроительства в эпоху гуманизма. Его интересовали все связанные с этим проблемы. Он решал теоретически и обосновывал практические меры для осуществления идеала гуманистического урбанизма.

 

 Выбор строительной площадки, согласование сооружения с характером местности, проблемы функционального решения архитектурных задач, планомерная застройка города, расположение улиц, типы зданий в разных частях города, словом, весь широкий круг вопросов, связанных с градостроительством, мыслился ему не как техническая, а как общественная и гуманистическая задача.

 

Альберти был необыкновенной личностью. Он — первый универсальный человек эпохи Возрождения. Вся культура входила в круг его интересов и во многих областях проявилось его незаурядное дарование.

 

Замечательный латинист, он в молодости написал комедию, которую долго принимали за подлинное произведение римской литературы, — настолько он владел классической латынью, очищенной от средневековых вульгаризмов. С еще большим старанием применил Альберти свои филологические познания для развития родной итальянской речи как литературного языке. По мнению специалистов он сделал для прозаической речи не меньше, чем Данте и Петрарка для поэзии. Во всяком случае он доказал своими теоретическими сочинениями на итальянском языке, что родная речь может служить средством для выражения самых сложных понятий научной теории.

 

В истории культуры Альберти остался как человек острейшего ума, мыслитель огромной силы, освобождавший умы от заблуждений и закладывавший основы нового мировоззрения.

 

Его личное человеческое величие было поистине титаническим. О нем с полным правом можно сказать, что он создавал свою жизнь как произведение искусства. Нельзя не вспомнить старинную биографию Альберти, в которой подробно рассказывается, как он сознательно развивал все стороны своей натуры, стремясь к гармоническому сочетанию физического начала с духовным. «...В равной степени он учился владеть оружием, ездить верхом и играть на музыкальных инструментах по всем правилам искусства, как и увлекался науками и свободными искусствами и занимался изучением труднейших вещей», — рассказывает старинный биограф; он продолжает свою характеристику так: «Он был человеком столь многосторонним, что едва ли остался чужд какому-либо из свободных искусств». Надо ли напоминать, что свободными искусствами назывался тогда весь круг знаний: грамматика, логика, риторика, музыка, арифметика, геометрия, астрономия, законоведение, медицина и богословие.

 

Свободно вращаясь в кругу самых разнообразных интеллектуальных и эстетических интересов, Альберти отнюдь не был кабинетным ученым. Из той же биографии мы узнаем: «...От наук, когда они переставали его интересовать, он переходил к музыке или живописи или к физическим упражнениям. Он брался за метательное копье, за копье, снабженное повязным ремнем, упражнялся в беге или прыжках, или борьбе и находил больше всего удовольствия в крутом подъеме на горы...»

 

Когда историк Яков Буркхардт создавал то понятие о Ренессансе, которым мы в основном пользуемся доныне, он почерпнул идею многосторонней личности, как типичного явления эпохи, из биографии Альберти в первую очередь. Именно он наряду с Леонардо да Винчи фигурирует в главе о развитии личности в ту знаменательную эпоху.

 

Буркхардт даже говорит, что люди, подобные Альберти, заслуживают названия не просто разносторонних, но «всесторонних». Как справедливо подчеркивал тот же ученый, всесторонне развитые деятели эпохи Возрождения «создают новое одновременно в различных областях и вместе с тем оказывают огромное влияние на окружающих своей индивидуальностью и личными качествами».

 

Характер — категория не только психологическая, но и социальная. Есть эпохи, ломающие человека, подминающие и разлагающие его личность. И есть прогрессивные эпохи, когда воля и энергия человека расцветают. Такое величие характеров в особенности присуще эпохам общественного, духовного, научного, художественного подъема. Это не механическое соответствие, а диалектическое взаимодействие. Благоприятные общественно-политические условия создают почву для расцвета характеров, а характеры могучих и одаренных людей дают своему времени великие творения во всех или некоторых областях знания и искусства.

 

Труд у таких людей шел об руну с вдохновением и творческими стремлениями. Сам Альберти писал своему другу — великому архитектору Филиппо Брунеллески: «...По собственному опыту знаю, что исполнение обязанностей и прилежание не менее природных способностей и благоприятного времени дают человеку силу создать великое во всех областях дарования». Альберти оправдал эти слова своей деятельностью, и хочется в связи с этим повторить слова, сказанные о нем его старинным биографом: «он являл собою пример того, как человек может сделать из себя все, что только пожелает».

 

Гуманизм был для Альберти не только теорией, обосновывавшей изучение природы и вещного мира, не только основой эстетики, но и учением о том, каким надо быть в общении с другими. Основу основ всей деятельности Альберти и его мировоззрения составляло понятие о человечности. Он оставил следующим поколениям образцы творческой и научной этики. «Он делился всем, что имел, знал или мог, — пишет его первый биограф. — Он посвящал в важные и крупные открытия тех, кто мог, применив их к делу, извлечь из этого для себя пользу. Когда он узнавал, что приезжает какой-нибудь ученый, он старался заслужить полное его доверие, и у каждого учился тому, чего не знал».

  

Альберти знал, что живет в мире, которому далеко до совершенства в человеческих взаимоотношениях. У него были враги. «Их враждебность, однако, он переносил спокойно, как печальную неизбежность, и говорил, что во всяком соревновании ему следует сдерживаться больше, исключая соревнование во взаимных услугах и благодеяниях. Он не мог перенести, когда ему казалось, что кто-нибудь превосходит его своим доброжелательством».

 

Если перейти от культурно-исторической и философско-эстетической критики к искусствоведению, то, в первую очередь, среди современных исследователей Альберти на Западе надо назвать Э. Панофского и Р. Виттковера, чьи труды хорошо известны в среде советских искусствоведов и архитекторов. Назовем также заслуживающую внимания работу Джоан Гейдол «Леон Баттиста Альберти. Универсальный человек раннего Возрождения» (1969), в которой показана как связь эстетики Альберти с его научными взглядами, так и нерасторжимость связи всей деятельности Альберти с гуманизмом эпохи Возрождения.

 

А. Аникст

 

 

Последние публикации


  • Жан Кокто

    Поэт, драматург, киносценарист, либреттист, режиссер, скульптор... Трудно назвать такую творческую профессию, в которой не пробовал свои силы Жан Кокто, выдающийся деятель французского искусства.
    Подробнее
  • Сезанн от XIX к XX

    О Сезанне писали много. Современники ругали, издевались, возмущались. После смерти художника оценки стали более снисходительными, а затем и восторженными.   О жизни мастера сообщалось всегда мало. И действительно, жизнь Поля Сезанна не была богата событиями. Родился он в семье с достатком. Отец и слышать не захотел о занятиях сына живописью. Поль был послушен, сначала изучал юриспруденцию, затем сел за конторку банка и начал считать. Но творчество буквально обуревало Поля.   Он и страницы гроссбуха заполнял рисунками и стихами. Там записано, например, такое его двустишие:
    Подробнее
  • Жан Франсуа Милле век XIX

    Бескрайнее вспаханное поле. Утро. Перед нами вырастает молодой великан. Он неспешно шагает, широко разбрасывая золотые зерна пшеницы. Безмятежно дышит земля, влажная от росы. Это мир Жана Франсуа Милле...   Пытаемся догнать Сеятеля, но он уходит вперед. Мгновение - и мы бредем по тенистому, прохладному лесу. Прислушиваемся к разговору деревьев, треску хвороста, перестуку деревянных сабо... И снова мы в поле. Скирды, скирды. Жатва. Задыхаемся от жары, обливаемся потом, собирая колоски вместе с суровыми крестьянками, бронзовыми от загара.
    Подробнее

Популярное


  • Великий немой.

    Так называли кино, когда не было еще изобретена аппаратура для озвучивания фильмов. Ленты выпускались тогда в прокат беззвучными, без привычной нам звуковой дорожки, что змеится рядом с кадрами. Но на самом деле беззвучным кино никогда не было. Уже первые киноролики, отснятые изобретателями кино братьями Люмьерами, сопровождались во время показа игрой на фортепиано. И за все время, пока существовал немой кинематограф, без музыкальной иллюстрации не обходился ни один сеанс. Музыка всегда была душой немого фильма. Она одухотворяла тени на экране, безмолвно кричащие, бесшумно передвигающие, беззвучно целующиеся...
    Подробнее
  • Развитие стиля модерн в русской архитектуре конца 19 - начала 20 века.

    Стиль "модерн" возник в европейской архитектуре в последнем десятилетии 19 века как протест против использования в искусстве приемов и форм стилей прошлого. Зародился этот стиль в сфере художественной промышленности и был связан с попыткой создания новых художественных форм, осуществляемых промышленным способом. В Бельгии, Австрии и Германии появляются механизированные мастерские, предназначенные для выполнения предметов мебели и быта по эскизам художников. Из сферы прикладного искусства модерн вскоре распространяется на архитектуру и изобразительное искусство.
    Подробнее
  • «Золотой век» русского романса

    XIX век по праву считают «золотым веком» русского романса. Русский романс — действительно явление удивительное, неповторимое в своей прелести, силе чувства, искренности. Сколько красоты и правды в русском романсе! Какая глубина переживания! Одним из самых замечательных и богатых жанров русской музыки является романс, завоевавший наряду с оперой особую популярность в народе. Не только произведения великих мастеров — Глинки, Даргомыжского, Чайковского, Римского-Корсакова, Бородина, Рахманинова, — но и более скромные по своему значению произведения Алябьева, Варламова, Гурилева и других авторов песен и романсов до сих пор звучат в программах певцов, пользуясь неослабевающей любовью слушателей.
    Подробнее
| Карта сайта | Контакты |