Эрмитаж в дни войны

Если в 1837 году стихийное бедствие — пожар Зимнего дворца — чуть не уничтожил Эрмитаж и его коллекции, то в дни Великой Отечественной войны 1941 — 1945 годов то же пытались сделать фашистские варвары своими снарядами. Но им это не удалось.

Сотрудники музея вместе со всем пародом были с первых дней войны охвачены одним желанием — отдать все силы делу защиты социалистического Отечества. Первоочередной задачей было спасение вверенных им сокровищ.

И когда над городом уже велись воздушные бои, когда по улицам шагали на фронт первые ополченцы, на помощь Эрмитажу пришли его друзья — художники, архитекторы, педагоги, студенты, учащиеся, красноармейцы и моряки.

В музее, закрытом для посетителей, шла напряженная работа: сотрудники отбирали и аккуратно упаковывали вещи, подлежащие вывозу, составляли акты. В залах стояли огромные ящики, всюду лежали доски, вата, стружки, бумага, клеенка. Сотрудники осторожно вынимали из рам огромные картины Рубенса, Рембрандта, Тициана и других великих художников. Большие полотна накатывали на валы, прокладывали папиросной бумагой. Картины малых и средних размеров бережно укладывали в специально сделанные ящики с пазами, так, чтобы каждая из них была устойчиво закреплена. Это спасало полотна от повреждений. С постаментов снимали скульптуру, из витрин и шкафов вынимали редчайшие памятники древности.

Опять отправляли в путь мраморного Вольтера. Для него приготовили громадный ящик с двойными стенками и боковой дверью, которую закрыли после того, как скульптура заняла свое новое место.

Специальный ящик был приготовлен и для огромной серебряной гробницы Александра Невского.

В глубокий тыл ушли два эшелона, в которых было свыше миллиона памятников культуры и искусства. История не знала такого грандиозного перемещения художественных сокровищ в такой исключительно короткий срок. Чтобы дать представление о масштабах этой небывалой в истории музеев перевозки, достаточно привести следующие цифры: для упаковки использовали свыше 16 километров клеенки, 50 тонн стружки, около 3 тонн ваты, несколько тонн папиросной бумаги.

Вещи в глубокий тыл сопровождала группа научных сотрудников и реставраторов. Часть работников осталась охранять Эрмитаж.

Шли дни, недели, месяцы; менялась военная обстановка. Ленинград стал городом-фронтом, окруженным кольцом блокады.

Война нанесла зданиям Эрмитажа серьезные повреждения. Тридцать два снаряда и две авиабомбы попали во дворцы Растрелли, Деламота, Кваренги, Стасова. Бомбы разрывались и вблизи зданий, осыпая осколками фасады, крыши, а через разбитые окна — облицовку стен и потолки внутренних помещений. Было разбито более 20 тысяч квадратных метров стекла, и ветер свободно гулял по пустым залам. Зимой снег лежал на паркете, иней покрывал стены. А весной все оттаивало, и на стенах появлялись грязные подтеки, уничтожая росписи, лепку, резьбу. От сырости и резких изменений температуры портилась живопись на потолках.

Ущерб, нанесенный зданиям, исчислялся по много миллионов рублей. Было повреждено около 104 тысяч квадратных метров. площади — это два средней величины городских квартала с 50 жилыми домами.

Сотрудники музея по мере своих сил исправляли многочисленные повреждения. Хотя очень тяжело было в ледяных залах, на крышах Эрмитажа и Зимнего днем и ночью нести вахту, но и в этих условиях, закончив дежурство, они спускались в отведенные им помещения и при трепетном огне свечи продолжали научную работу.

Блокированный Ленинград по мере сил заботился о своих ученых. И в то время, когда весь город был погружен во мрак из-за отсутствия тока, в некоторых кабинетах научных работников на письменных столах появилось электричество. Ток давался с крейсера "Киров", стоявшего зимой на Неве.

27 января 1944 года блокада Ленинграда была снята. В 8 часов вечера над заснеженной Невой, над улицами и площадями, где много раз раздавались взрывы вражеских снарядов, прозвучали двадцать четыре торжественных орудийных залпа в честь исторической победы на Ленинградском фронте. В небе повисли разноцветные гирлянды ракет и осветили величественный фасад Эрмитажа. Израненный вражескими снарядами, он стоял па гранитной набережной Невы — символ славной русской культуры.

9 мая 1945 года победоносно закончилась Великая Отечественная война. А 9 октября 1945 года состоялось решение о возвращении ценностей Эрмитажа в Ленинград. Два эшелона вновь пересекли просторы Родины. Железнодорожники пропускали специальный груз вне очереди. 6 ноября 1945 года, накануне двадцать восьмой годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, музей был открыт.

Советское правительство отпустило огромные средства па ремонт и реставрацию Эрмитажа. На лестницах, в залах, галереях поставили леса. Лучшие мастера трудились над восстановлением убранства музея.

Прошло всего несколько лет после окончания войны, и залы Эрмитажа приняли свой прежний вид. О зверских разрушениях напоминают только свежая позолота да яркие краски на узорах паркетных полов, на росписях стен и потолков, восстановленных и освеженных руками искусных советских реставраторов — они воскресили великолепие прославленных зданий.

Рассказать обо всех залах Эрмитажа, конечно, невозможно, поэтому остановимся на наиболее интересных в художественном или историческом отношении.

Л. В. Антонова

 

Последние публикации


  • Жан Кокто

    Поэт, драматург, киносценарист, либреттист, режиссер, скульптор... Трудно назвать такую творческую профессию, в которой не пробовал свои силы Жан Кокто, выдающийся деятель французского искусства.
    Подробнее
  • Сезанн от XIX к XX

    О Сезанне писали много. Современники ругали, издевались, возмущались. После смерти художника оценки стали более снисходительными, а затем и восторженными.   О жизни мастера сообщалось всегда мало. И действительно, жизнь Поля Сезанна не была богата событиями. Родился он в семье с достатком. Отец и слышать не захотел о занятиях сына живописью. Поль был послушен, сначала изучал юриспруденцию, затем сел за конторку банка и начал считать. Но творчество буквально обуревало Поля.   Он и страницы гроссбуха заполнял рисунками и стихами. Там записано, например, такое его двустишие:
    Подробнее
  • Жан Франсуа Милле век XIX

    Бескрайнее вспаханное поле. Утро. Перед нами вырастает молодой великан. Он неспешно шагает, широко разбрасывая золотые зерна пшеницы. Безмятежно дышит земля, влажная от росы. Это мир Жана Франсуа Милле...
    Подробнее

Популярное


| Карта сайта |